Начало

М Дальцева| опубликовано в номере №311, ноябрь 1938
  • В закладки
  • Вставить в блог

Седьмой день шли бои на московских улицах. На Калужской площади стояли две французские мортиры. Повернутые стволами в разные стороны, они казались грозными и тревожными. Лил дождь, площадь была пустынной и только изредка, отфыркиваясь, пролетали мотоциклы в сторону Серпуховки.

Катя Карасева и Дорохов вышли из переулка. Одетые в неуклюжие шинели трамвайных кондукторов, они застегивались на ходу, а Дорохов по солдатской привычке подпоясался светлым широким ремнем.

По Пятницкой Катя и Дорохов вышли к Замоскворецкому мосту. Мост охраняли патрули красногвардейцев. Рабочие с фабрики Михельсона в стеганых ватниках, солдаты - двинцы в рваных шинелях, вооруженные берданками и шашками, окружили Дорохова. К Кате подошел начальник патруля. Она объяснила, что Замоскворецкий райком послал ее и Дорохова установить расположение юнкеров у Кремля и получить инструкции в Моссовете. Разведчиков пропустили в центр.

- С богом! - крикнул им вслед михельсоновец с курчавой седой бородой.

- Угадал, - сказала Катя Дорохову, - сегодня без бога не обойдется. Знаешь, что я придумала? Я пойду вдоль кремлевской стены и буду класть крестные поклоны, а ты считай: сколько поклонов - столько и пулеметов.

У Спасских ворот и вдоль кремлевской стены стояли юнкера. Катя, изредка взглядывая на купола, видневшиеся за зубчатой стеной, широко крестилась и низко кланялась. Дорохов шел вдоль трамвайного пути, беспечно засунув руки в карманы, и напряженно следил за Катей. Самокрутка из газетной бумаги дрожала в углу его рта.

На Красной площади Катю остановили. Она сказала, что идет на работу в Сокольнический трамвайный парк.

- Тут проходу нет, - закричал на нее юнкер, - тут большевистские банды в Кремле засели, ждут от немцев помощи. Не допустим, с голоду подохнут... Так всем и говори...

Катя молча повернула обратно. Она прошла по набережной, пересчитала патрули у Александровского сада и вместе с Пороховым поднялась к Моссовету.

- План такой, - сказал им уполномоченный по району, высокий человек в солдатской гимнастерке, - соединитесь с Хамовниками и все силы Замоскворечья бросьте на Остоженку и Пречистенку. На обратном пути проверьте положение юнкеров у манежа и на Арбатской площади.

Он поглядел на усталое лицо Дорохова и прибавил:

- Глядите веселее. Теперь совсем недолго... По дороге разведчики решили, что Катя пойдет к Арбату одна, а Дорохов через Никитскую отправится в Хамовники, чтобы предупредить о совместном наступлении.

У манежа Катю никто не остановил. Она пошла по Воздвиженке, совершенно безлюдной улице, где не видно было даже юнкерских патрулей. Почти у самой Арбатской площади она услышала за спиной конский топот, а через минуту два казака въехали на тротуар и остановились перед ней.

- Куда идешь?

- На работу.

- Кто такая?

- Кондукторша.

- Кондукторши в очках не бывают. Становись в середину. Начальство разберется.

Бежать было бесполезно и, опустив голову, Катя пошла между лошадьми.

У юнкеров шла суета. Красные обстреливали их с Арбата, и когда казаки подвели Катю к лысому офицеру со шрамом на губе, - он, не глядя, махнул рукой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Звезда на копре

Из дневника комсомольца - заведующего шахтой

Памятные даты

Гомер XX века