На подступах к «8.13»

В Викторов| опубликовано в номере №780, ноябрь 1959
  • В закладки
  • Вставить в блог

Оуэнс или да Сильва?

Когда услышал Олег это имя - Оуэнсе? Может быть, еще в детстве, когда к отцу, Георгию Анатольевичу Федосееву, приходили друзья по спорту и обсуждали всякие события на стадионах мира? А может быть, мальчик впервые узнал о «черной молнии» на пионерском стадиончике в Звенигороде? Там он совершил первый в жизни прыжок, и пионервожатый, замерив расстояние, торжественно объявил:

- Четыре метра пять сантиметров. Этак ты рекорд самого Оуэнса побьешь!...

Так или иначе, но в двенадцать лет Олег Федосеев знал, что рекорд Джесси Оуэнса - самый блестящий в мировой легкой атлетике, что 26 мая 1935 года Оуэнс совершил свой феноменальный прыжок, пролетев от планки до места приземления 8 метров 13 сантиметров. Никому не удавалось с тех пор перекрыть этот результат.

Давно сошел Оуэнс со спортивной арены, но его имя неизменно звучало на каждом крупном состязании: атлеты разных стран продолжали с ним затянувшийся спор.

Олег Федосеев учился в 214 - й школе Октябрьского района Москвы, недалеко от стадиона «Пищевик», где его отец вел тренерскую работу. Когда сыну исполнилось четырнадцать лет, Георгий Анатольевич предложил ему посещать занятия. Казалось, мальчик решил стать со временем по примеру отца ледовым скороходом. Но уже в эту пору мысли Олега о спорте все чаще связывались с заколдованной цифрой «8. 13», с образом стремительно несущегося по дорожке негра. Вскоре Олег перешел в легкоатлетическую секцию. И, как это бывает, неожиданно для себя увлекся еще одним видом легкой атлетики - тройным прыжком...

Мировой рекордсмен по тройному прыжку бразилец да Сильва в который уже раз вносит поправки в собственные результаты. На XV Олимпийских играх в борьбе со Щербаковым он установил новый мировой рекорд - 16 метров 22 сантиметра.

- Чтобы добиться такого результата, - говорил тренер О. В. Константинов юноше, - конечно, одного прямого разбега, как в обычном прыжке, недостаточно. Здесь требуется все большее нарастание скорости, как при взлете ракеты. Для того, чтобы выйти на «орбиту», прыгун должен трижды взлететь в воздух. Первое движение, когда спортсмен отрывается от дорожки разбега, называется «скачком», второе - «шагом». Лишь после двух этих этапов, набрав поистине реактивную скорость, атлет совершает последний, третий взлет - «прыжок». Это похоже на рикошет, которым забавляются ребята, пуская камешки по поверхности воды. Но одно дело легкий плоский камешек, другое - человеческое тело. Техника тройного прыжка требует высокого искусства, умения сливать «скачок», «шаг» и «прыжок» в единое целое.

Какая же нужна четкость, чтобы «а огромной скорости не ошибиться ни на один сантиметр! Малейший просчет в ширине шага грозит прыгуну «заступом»: Если на пластилиновой полосе, отделяющей планку от ямы с песком, окажется хотя бы небольшая вмятинка, результат не будет засчитан.

Олега увлекли сложность и разнообразие движений, из которых слагается тройной прыжок. Не жалея времени, тренировался молодой спортсмен. Его усилия были вознаграждены: летом 1954 года он установил всесоюзный юношеский рекорд в тройном прыжке - 14 метров 62 сантиметра.

Это вообще был удачный сезон для Олега. На Всесоюзной спартакиаде учащихся ему удалось занять призовые места во всех трех прыжковых номерах программы. Но если по прыжкам в высоту он занял лишь второе место после ленинградца Берхина и в тройном прыжке тоже оказался вторым, то в прыжках в длину никто не смог отобрать у него победы. И снова Олег Федосеев мысленно увидел перед собой голубой флажок мирового рекорда, воткнутый в землю Джесси Оуэн - сом девятнадцать лет назад.

В этом же году Олег стал студентом Московского института физкультуры. Товарищем его по учебной группе оказался Леонид Щербаков. Знаменитый спортсмен, соперник да Сильвы, быстро подружился с Федосеевым, охотно знакомил его со всеми «секретами» тройного прыжка. Однажды Щербаков предложил Олегу тренироваться вместе у Николая Георгиевича Озолина - бывшего рекордсмена Европы по прыжкам с шестом, автора ряда книг по легкой атлетике. Узнав, что Федосеева влечет к двум видам прыжков сразу, опытный тренер посоветовал Олегу избрать все же своей целью Оуэнса, а не да Сильву.

В то время, как Федосеев стремился раскрыть секрет победы Джесси Оуэнса, Щербаков продолжал свой спор с бразильцем да Сильвой. Надо сказать, что усилия Леонида Щербакова давали более благоприятные результаты. Он превысил мировой рекорд бразильца на один сантиметр. Как же мог Олег не загореться этой борьбой? Ведь она проходила на его глазах... Когда в конце зимы 1955 года стало известно, что да Сильва снова вернул себе мировой рекорд, прыгнув на 16 метров 56 сантиметров, Олег решил еще раз испытать свои силы в тройном прыжке. И вот она, удача: на первенстве СССР он занял третье призовое место.

Знакомство с Тером

Нельзя разменивать свои силы - к такому выводу пришел Федосеев, подводя итоги сезона. Надо все внимание сосредоточить на чем-нибудь одном. Этим одним все еще оставался для него прыжок в длину. И зимой 1956 года Федосеев добился наконец высокого результата: прыгнул (в закрытом помещении) на 7 метров 50 сантиметров, а летом повторил этот прыжок и на Спартакиаде народов СССР, завоевав золотую медаль.

На этих соревнованиях испытывал свои силы никому еще не известный тогда юноша из Львова - Игорь Тер-Ованесян, который вскоре стал чемпионом спартакиады учащихся и был включен в олимпийскую команду.

Олег Федосеев познакомился с Игорем Тер-Ованесяном и быстро подружился с ним. Оба настойчивые, целеустремленные, они и внешне были похожи друг на друга - стройные, длинноногие, спортивного склада ребята. С первого же дня их знакомства между ними разгорелась острая спортивная борьба. На отборочных соревнованиях в Ташкенте она дала новый рекорд по прыжкам в длину: Олег Федосеев пролетел по воздуху 7 метров 76 сантиметров. Игорь Тер-Ованесян отстал от него всего на 4 сантиметра.

Оба они и представляли советскую команду на XVI Олимпийских играх в Мельбурне. Они успешно выступили на предварительных соревнованиях, но так волновались, начав борьбу в финале, что не смогли раскрыть своих возможностей. Олег остался восьмым, а Игорю ни разу не удалось попасть на планку.

Но поездка в Мельбурн принесла друзьям не только одни огорчения. Они увидели сильнейших спортсменов мира, наблюдали за прыжками американца Грегори Бэлла, победителя XVI Олимпийских игр, познакомились с почетным гостем олимпиады Джесси Оуэнсом и с да Сильвой. Бразилец снова получил золотую медаль, а Щербаков выступил неудачно.

Вернувшись в Москву, Олег с новыми силами приступил к тренировкам. Отныне у него появился соперник не символический, в виде цифры «8. 13», а самый настоящий - Игорь Тер - Ованесян.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены