На парашютном заводе

М Афонин| опубликовано в номере №276, декабрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

Полированный стол расчерчен тонкими линиями. С виду обычный, не очень сложный чертеж. Однако чертежника здесь заменил искусный столяр, а тушь – медные пластинки. Медные линии – точное руководство для закройщика: он накладывает на закройный стол одно за другим пятьдесят или сто или даже 300 полотнищ (они натянуты) и электрическим ножом раскраивает шолк по медному чертежу. Раньше эта операция делалась иначе: специальных столов не было. Закройщик сначала карандашам вычерчивал по шолку «чертеж», подбирая линии по лекалу, а уж после этого брался за нож или ножницы.

Кто видел близко купол парашюта, тот, очевидно, заметил, что он стачек из многих отдельных клиньев (главный парашют состоит из 112 клиньев).

Понятно, что это сделано не из соображений экономии ткани, а для улучшения динамических качеств парашюта. Разрыв, если он может случиться в воздухе, ограничивается незначительной площадью отдельного клина: крепкий шов задерживает дальнейшее распространение линии разрыва.

На закройных столах, под лезвием электрножа, образовались стопки клиньев, различных по форме. Операция закончилась. Контролер просматривает работу и делает пометку на контрольном листке.

На контрольных листках уже несколько пометок. По ним можно определить, что ткани и материалы побывали в центральной лаборатории контрольно-испытательного отдела. Здесь заново проверены вое технические показатели материалов, присланных фабриками-поставщиками. Можно 'быть спокойным: ни одна мелочь, будь то крючок или кнопка, не попадает в цех, не профильтровавшись в лаборатории.

Пока одни закройщики раскраивают шолк (или иные легкие ткани), другие – распластывают стопки авизента (материал типа брезента), готовят ранец для парашюта. Рядом вымеряют и режут железную тесьму и толковый шнур для строп.

Шелковые струны, наглаз толщиной в электрический провод, растянуты на столе по длине стропы. Этот стол похож на гриф гигантского музыкального инструмента, положенного горизонтально. По сечению стропы видно, что она имеет сердцевину – пучок отдельных толстых толковых нитей. Сердцевина заключена в толковую плетеную рубашку. Такое устройство стропы дает ей большую прочность.

Швейный цех

Снабженные контрольными документами, все полуфабрикаты из закройных поступают в швейный цех.

Маленькие клинья купола идут под первую серию машин. Быстрыми точными движениями швея закладывает шов в «замок» (сцепите согнутые пальцы: одна ладонь тыльной стороной вверх, другая – вниз, – и вы получите представление о характере шва). Через мгновенье двойной толковый пунктир сцепляет клинья. Их четыре. Сшитые все вместе, они образуют одно трапецевидное полотнище купола.

Контроль отметил качество работы, табель швеи, и отдельные полотнища направляются к другой серии электрических швейных машин.

Радиальный шов (также в «замок») скрепляет отдельные полотнища. Их двадцать восемь в главном парашюте и двадцать – в запасном. В отличие от предыдущей машина ведет по радиальному шву четыре ряда толковых пунктиров. Здесь еще большая прочность.

Последующие операции снова иллюстрируют заботу о хорошем самочувствии парашютиста: верхнее и нижнее основания сжатого купола обшиваются широкой усилительной шелковой тесьмой. Но это не все: полотнища, как мы видели, трапецевидной формы. Стаченные вместе, они образуют в вершине купола полюсное отверстие. В полюсное отверстие вшит полюсный воротник, а в его верхней части оставлено резиновое кольцо. Такая резиновая система полюса обеспечивает парашютисту устойчивость, уменьшает «качку» в полете. Свободно растягиваемая резина регулирует объем воздуха под куполом.

По радиальным швам купола, между двумя слоями ткани, иглой продергиваются стропы. Вверху они связаны петлей центральной стропы (к ней при монтаже всего парашюта будет присоединен вытяжной парашютик).

Казалось бы вполне достаточно закрепить стропы вверху и у нижнего основания. Однако зигзагообразную строчку мы замечаем еще в двух местах: посредине каждого радиального шва. Бесполезно предполагать, что стропа может выскользнуть из таких цепких креплений.

«Паспорт» заполняется

Пока мы наблюдали за пошивкой купола, на «паспортах» нашей серии уже было отмечено множество новых операций.

Сшит вытяжной парашютик. Своими размерами он тапоминает детский зонтик. Однако парашютик совсем не по-детски умен: вырвавшись из раскрытого под действием вытяжного троса ранца, он мгновенно расправляется и, подхваченный сильной струей воздуха, помогает вырваться на волю своему огромному собрату.

Безукоризненное поведение маленького парашютика объясняется просто: под его купольчик вставлен пружинный механизм. В закрытом ранце он сложен, но достаточно клапанам ранца чуть приоткрыться, как стальной «паук» (механизм с длинными лапками) уже готов к прыжку.

На лакированных столах разложены уже готовые комплекты подвесной системы. Плотные, шириной примерно в три пальца, льняные плетеные ремни образуют каркас, «кресло» для сидения парашютиста в воздухе. Из такого прочного «кресла» трудно вылететь: ремни обхватывают в поясе, накрест перекрывают спину и, образуя сиденье (как у качелей), обхватывают еще ноги в бедрах. Прочная подвесная система устроена так, что от нее и легко освободиться. В отдельных местах: на груди, на ногах – она скреплена металлическими карабинами (большие крючки с автоматическими защелкивающимися на уздечке пряжки стальными пластинками). Запас прочности и здесь как и всюду многократный.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 11-м номере читайте о необычной судьбе кавалерист-девицы Надежды Дуровой, одной из немногих женщин, еще в XIX веке для достижения своей цели позволивших себе обрезать волосы и переодеться в мужское платье, о русском государственном  деятеле,  литераторе,  историке, мемуаристе, близком друге Пушкина Петре Андреевиче Вяземском, о жизни и творчестве Сергея Довлатова, беседу с Николаем Дроздовым, окончание романа Анны и Сергея Литвиновых «Вижу вас из облаков» и многое другое.



Виджет Архива Смены