Тридцать лет назад

Е Кригер| опубликовано в номере №276, декабрь 1935
  • В закладки
  • Вставить в блог

Через голову организаций массовая пролетарская борьба перешла от стачки к восстанию. В этом величайшее историческое приобретение русской революции, достигнутое декабрем 1905 г., – приобретение, купленное, как и все предыдущие, ценой величайших жертв.

(Ленин, т. X, стр. 49)

Булка

Вот одна из первых схваток. Москва. Сентябрь 1905 года. Бастуют типографии. К типографам присоединяются пекаря, работающие у известного повелителя булок Филиппова. Прекращают работу кондитеры у Эйнема.

Тверская улица. Булочная Филиппова. Здесь всегда покупались мягкие, теплые булки. Кто делал эти булки? Иному обывателю казалось, быть может, что булки сами появлялись на свет. Но вот к булочной подъезжают казаки. Гремят шашки. Конь бьет копытом. Раздувая криком собственные усы, орет некий чин полиции. На кого он орет? Он орет на булочную. Власти недовольны пекарями. Пекаря забираются на чердак, оттуда – на крышу. Они захватывают с собой поленья, кирпичи, камни. Пекаря забираются на крышу и оттуда грохают в казаков поленьями.

На помощь кавалерии приходит пехота. Начинается бой. Булочная не сдается. Теперь-то обыватель узнает, кто это пек ему горячие, мягкие булки. Дюжие мальчики обрушивают с крыш та городовых и казаков каменный ливень. Чорт побери! Пекарей приходится брать настоящей осадой. Откуда такая прыть у этих булочников? Две роты наступают на них, гренадеры императорского величества. Гремят залпы. Вот так тесто замесили булочники на Тверской улице!

Да разве только на Тверской? И разве только булочники? Эти ребята потому и взялись за поленья и камни, что давным-давно почуяли погоду, суровую погоду тогдашней осени. Народ в Москве врывался в хлебные и оружейные магазины. Хлеба! Оружия! Останавливались трамваи. Бастовали столяры. Стоял водочный завод Смирнова. Отходили от станков рабочие механических заводов. Стояли типографии.

Настоящие слова

«От спячки – к стачке, от стачки – к вооруженному восстанию, от восстания – к победе» – вот эти слова наборщики набирали охотно. То была прокламация Московского комитета РСДРП большевиков. Булочники знали, за что они дрались там, на крыше.

«Готовьтесь же, не теряя ни минуты, к новым и новым битвам! Вооружайтесь, кто чем может, составляйте немедленно отряды борцов, готовых с беззаветной энергией сражаться против проклятого самодержавия, помните, что завтра или послезавтра события во всяком случае и неизбежно вызовут вас на восстание, и речь идет только о том, сумеете ли вы выступить готовыми и объединенными или растерянными и разрозненными!»

На баррикадах.

Вот это настоящие слова! Кто сказал их, товарищи? Ленин!

Осень надвигалась, суровая осень. В 2 часа дня 6 октября прекратили работу мастерские Московско-Казанской железной дороги. Вечером остановились товарные поезда. В 12 часов ночи на станцию Перово явились рабочие во главе с машинистом Ухтомским и работником телеграфа Бедновым. Они потолковали с людьми на станции, и станция выбыла из строя. Телеграфист выстукивал призыв остальным станциям дороги: «Присоединяйтесь, товарищи!»

К 3 часам дня 7 ноября движение на дороге замирает. Два товарных вагона свалены в поворотный круг. Семафорные провода отрезаны. Вечером станция погружается в темноту. Работа продолжается только на Николаевской дороге. Ее охраняют войска. 10 октября забастовщики тремя колоннами осаждают Николаевский вокзал, выпускают пар из локомотивов. Поезда не отходят. Связь Москвы с Петербургом обрывается.

Восстание близится

18 октября Ленин писал:

«Барометр показывает бурю! – Так заявляют сегодняшние заграничные газеты, приводя телеграфные известия о могучей росте всероссийской политической стачки. И не только барометр показывает бурю, но все и вся сорвана уже с места гигантским вихрем солидарного пролетарского натиска. Революция идет вперед с поразительной быстротой, развертывая удивительное богатство событий... Перед; нами захватывающие сцены одной из величайших граждански войн, войн за свободу, которые когда-либо переживало человечество, и надо торопиться жить, чтобы отдать все свои силы этой войне... Восстание близится, оно вырастает на наших глазах из всероссийской политической стачки».

Крестьяне жгли усадьбы в 260 уездах Европейской России. «Армия далеко не надежна», – доносил военный министр. В 6 часов вечера 17 октября царь подписал свой лживый манифест. В порту наготове стояли четыре немецких миноносца, присланные Вильгельмом II на случай внезапного бегства русского царя.

В 100 городах России на камни брызнула кровь первых погромов. В Томске черносотенная сволочь – лавочники, шпики – подожгла театр, где происходил митинг. Люди бросились к дверям и окнам, но в дебри и окна ударили выстрелы с улицы. В Одессе погромщики убили тысячи человек, ранили 5 тысяч. В Москве был убит Бауман.

В Петербурге приступил к работе первый Совет рабочих депатутов. В Москве Совет появился позже. Он возглавил восстание.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте о судьбе несчастного царевича Алексея Петровича, о жизни и творчестве  писателя и инженера-кораблестроителя Евгения Замятина, о трагедии Петра Лещенко – певца, чья слава в свое время гремела по всему миру, о великом Франсуа Аруэ, именовавшем себя Вольтером, кем восхищались и чьей дружбы искали самые могущественные государи, новый детектив Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены