На баррикадах самодержавия

Ю Бочаров| опубликовано в номере №44, декабрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

Декабрь пятого года

1

ВСЕ РАЗВИТИЕ русской революции с неизбежностью толкало к вооруженному решающему бою между царским правительством и авангардом классового сознательного пролетариата.

В таких словах Ленин подводил тог событиям, развертывавшимся на протяжении одиннадцати месяцев пятого года.

Летом - баррикады на улицах Лодзи, летом - грозовой гул орудий «Потемкина»... В октябре - воспламененные рабочие массы, рвущиеся на штурм самодержавия... Кронштадтские матросы, схватившиеся за оружие... В ноябре - грохот выстрелов на севастопольском рейде, трагедия матросов - черноморцев, в темной ночи - пылающий факел «Очакова» над черными водами бухты...

Это ступени, по которым выше и выше всходила революция, чтобы еще раз - последний раз попытаться схватить самодержавие за горло, в мертвой хватке свалить его, растоптать, или же... истечь кровью самой.

Нужно было закостенеть в меньшевистском непонимании событий, нужно было проглядеть их гулкий бег, чтобы над трупами пресненских дружинников вместе с Плехановым наставительно продекламировать позорную надгробную речь: «не надо было браться за оружие»...

Кто говорил это, тот не понимал главного, основного в развитии революции -

Неизбежность вооруженного восстания.

Железная логика исторических событий подводила к нему вплотную.

Поводов могло найтись много. В после октябрьской повседневности черносотенного разгула и правительственных издевательств над страной поводы могли возникнуть каждый день.

Полицеймейстер, который в пятом часу дня 3/16 - го декабря 1905 года явился в заседание Исполкома Петербургского Совета Рабочих Депутатов, чтобы арестовать его членов, конечно, не думал, что его действия, действия сравнительно маленького полицейского чиновника, вызовут через несколько дней баррикады на московских улицах, треск револьверных и ружейных выстрелов, тяжелый гул орудий, пламень пожаров... После разгрома Совета обескровленный петербургский пролетариат начал забастовку и оборвал ее... Зажглась Москва.

2

ПЯТЫЙ ГОД В МОСКВЕ протекал не менее бурно, чем в других городах. Забастовка московских пролетариев была ответом на 9 - ое Января... По стране перекатывалась волна террористических актов - Москву потряс взрыв бомбы, брошенной Каляевым. Она стоила жизни царскому дядюшке, генерал - губернатору Москвы, Сергею Александровичу... Всероссийская октябрьская забастовка останавливала жизнь страны - из Москвы она шла по России. Октябрьские похороны убитого черносотенцем старого работника социал демократии Баумана собирали здесь двухсоттысячную толпу. Волнения захватывали войска - волновались московские гренадеры, волновались саперы... Вслед за Петербургом в других промышленных центрах начали возникать Советы - такой Совет родился и в Москве...

Удивительно ли после того, что, когда пришло время завязать узел событий, - сделать это мог московский пролетариат, революционный по духу, сохранивший еще свежими свои силы...

3

МОСКОВСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ Депутатов возглавил собою рабочие массы, призвав их на вооруженную борьбу.

Совет был создан здесь в противовес тому мелкобуржуазному «Стачечному Комитету», который после 17 - го октября призывал московских рабочих к прекращению стачки и посылал низкопоклонническую телеграмму Витте.1

Фактическое руководство Советом было в руках большевиков. Через Совет они уже приготовляли массы к вооруженному восстанию.

4/17 - го декабря в Москве стало известно о расправе царского правительства с петербургским Советом. Московский Совет откликается на это постановлением: «московские рабочие должны быть готовы в каждый данный момент ко всеобщей политической забастовке и вооруженному восстанию».

На другой день идут обще - городские конференции большевиков и меньшевиков. Представители фабрик и заводов заявляют с трибуны:

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

О шахматах

Международный шахматный турнир в Москве