Молодость

Георгий Дмитриев| опубликовано в номере №549, апрель 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Да - а, ничего не поделаешь, уж больно масла много. Трудно культурный вид сохранить.

На следующее утро Валя вошла в цех в том же халате, нарядном и чистом. В тот день она ближе познакомилась с Андрейкой - маленьким, непоседливым, смышлёным парнишкой, тем самым, у которого вчера отказал автомат. Рассказав всё, что знала сама, Валя поспорила с ним, что он не справится с двумя автоматами сразу, и, конечно, к вечеру Андрейка работал на обоих...

... Теперь всё это далеко позади. Сборка никогда на неё не жалуется, главный механик хвалит станки, получки у её ремесленников стали больше, сама она уже комсорг, и многие комсомолки в цехе научились работать так, чтобы не сажать пятен на сшитые по её «модели» халаты...

Один только начальник цеха по - прежнему будто не замечал ни её, ни работы участка. Иван Герасимович говорил про него, что это один из лучших специалистов по кузовной арматуре, но от этого становилось ещё обиднее. Вот вчера опять разговаривала с ним: прошло уже две недели, как мастер Маркушев вернулся после своей затяжной болезни, а двоим здесь, на участке, делать нечего. И опять ничего толком Греков не ответил.

Валя не знала, что и Иван Герасимович говорил Грекову: ярославские, мол, не при деле. Но тот только вспыхнул: «Сам знаю...»

«Видно, в ошибке сознаться неохота, - подумал Иван Герасимович. - Ну, да ладно, пусть сами между собой управляются: оба упрямые. А пооботрутся характеры друг об друга - лучше блестеть будут». Вале же он посоветовал выступить на совещании молодых специалистов.

В клубе, в зале второго этажа, было прохладно. Валя села у окна. За тёмно - синими стёклами были видны верхушки оголённых ветвей, слывших в не по - зимнему сыром воздухе. В алой рамке сцены, за столом президиума. Валя разглядела много новых, незнакомых лиц. От волнения она плохо понимала, что говорит секретарь комсомольской организации. Только постепенно его спокойный голос стал доходить до сознания.

Всё, что он говорил о молодых специалистах на заводе, было верно. Не сразу и не всех смогли использовать по специальности, большинство молодых в общем оправдало себя, встречались трудности, они есть ещё и сейчас... Но всякий раз, когда Валя ждала, что он скажет о ней, о Наташе, о Лиде, секретарь переходил на проценты.

Валя досадливо отвернулась к окну. По синему стеклу двигались, ползали тени голых ветвей: должно быть, поднимался ветер с Заречья. Тени бегали всё суетливей и беспокойней, всё труднее было уследить за ними... И вдруг секретарь кончил...

Первое, что Валя увидела, был устремлённый на неё взор Бондарева. Он кивнул ей, поведя бровями в сторону трибуны. Валя поднялась, ухватившись похолодевшими пальцами за спинку стоящего впереди стула...

На сцене было совсем душно. Наклонившись к сидящему рядом, порозовевшему не то от тепла, не то от волнения Грекову, главный инженер шептал:

- Ну, прямо как по - писанному, слышите? В точности, как вы говорили: «Работа не та, условий не создали...» - в глазах его вспыхнул острый, насмешливый огонёк. - Пророк! Ясновидец! Что бы вы только без этого «ребёнка» делали, пока ваш Маркушев болел?

3

Наконец - то по - настоящему установилась зима, со снежным хрустом, с плюшевыми от инея ветками на голубом небе.

Сегодня, в воскресенье, первый раз были на катке - каток здесь чудесный. А с катка Валя решила зайти на прежнюю квартиру забрать кое - какую мелочь, второпях, на радостях забытую при переезде в общежитие. Шутка ли, после беспокойной гостиничной жизни получить на троих большую, светлую комнату в нескольких шагах от завода, в только что отстроенном доме для молодых специалистов!

Наталья и Лида увязались за ней. Они шли, болтая о чём придётся. Валя рассказала, как «сдуру» волновалась, когда её после того совещания вызвал к себе главный инженер: «Справитесь ли с работой контрольного мастера цеха?» Ещё бы! Ведь за эти две недели, что вернулся Маркушев, она облазила все участки, чтобы время не пропало даром. А Лиду с Натальей на той неделе переводят в инструментальный.

Потом Наташа стала уверять, что сама видела, как Греков раза три подходил к калиной конторке. Подойдёт, нахмурится, вздохнёт и отойдёт.

- Он теперь тебе не начальство, можно и влюбиться, - насмешливо сказала Лида.

- Нет, тут другое! - Наталья даже выскочила вперёд, лицом к идущим, как школьница. - Вот увидишь, извиняться придёт...

Дошли до слободки. Здесь, говорят, будет амфитеатр, террасы, спускающиеся к набережной. А пока улица круто брала в гору, по старинке извиваясь среди бревенчатых, с резными наличниками, будто пряничных домиков. На двускатных крышах лежали пухлые снежные пласты, нестерпимо искрились на солнце сосульки. Здесь было тихо, только мальчишки на коньках лихо летели с крутизны. Один из них что - то кричал Вале и махал варежкой. Только когда он промчался, едва не сбив её с ног, она узнала Андрейку. Его нос пылал морозным огнём, треух отчаянно разметался по ветру. Сложная конструкция из верёвок и колышков припутала ржавые снегурки к новым валенкам.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены