Месть среди животных

опубликовано в номере №19-20, декабрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Большей частью они отнимают таким образом гнезда у стрижей.

Раз воробей заберется в гнездо, то выгнать его не легко. Со своим крепким клювом он непосильный противник для стрижа. Некоторые стрижи покорно мирятся с таким положением вещей. Другие же жестоко мстят разбойнику - воробью.

Очевидно, птицы умеют сговариваться друг с другом, потому что иначе эта месть была бы невозможна. Дело происходит таким образом.

Стриж, у которого воробей отнял гнездо, улетает, но скоро возвращается в сопровождении многих своих родичей. Воробей забирается глубже в гнездо и только смеется над ними. Выжить они его не могут - он слишком свиреп и силен. Тогда они придумывают для него страшную месть - они замуровывают его, предоставляя ему умереть с голоду в похищенном гнезде. Их месть очень часто им удается - воробей слишком часто уверен бывает в своей силе, чтобы обращать внимание на козни «слабых», «никчемных» стрижей.

НО НЕ ТОЛЬКО одни стрижи умеют замуровывать. Пчелы в улье делают тоже нечто подобное. Случается, что к ним в улей забирается жирный слизняк. Вышвырнуть его и выгнать пчелы не могут, но и не могут допустить, чтобы он остался в улье. Тогда они набрасываются на него, жалят, а потом, медленно умирающего слизняка со всех сторон наглухо облепляют воском. Они хоронят его заживо в своем улье.

ТО ЖЕ САМОЕ делает и раковина - жемчужница, и каждая красивая жемчужина является в сущности видимым признаком того, что устрица (обитательница раковины) отомстила. Потому, что каждая жемчужина есть не что иное, как могила паразита.

Прежде, чем попасть в раковину жемчужницы, эти личинки (паразиты) живут в теле рыб. Но, покидая свое убежище, они опускаются на дно и проникают в жемчужницу. Если им удастся проникнуть в мускулистую часть жемчужницы - они в безопасности на время. Но если они попадут на чувствительную часть тела устрицы, то песенка их спета.

Жемчужница не может вынести раздражения, производимого паразитом, и сразу же начинает свое мщение - она выделяет особое вещество (перламутр), которым и заволакивает со всех сторон паразита. С течением времени она добавляет все новые и новые слои блестящего, сверкающего перламутра, и могила паразита становится драгоценной жемчужиной.

Так разнообразна и остроумна месть среди животного мира.

Животные - пьяницы

ПОЧЕМУ - то принято думать, что пьянство свойственно только людям. А, между тем, животные так же любят выпить.

Пьяные люди, вообще говоря, совершенно ненужный и бесполезный для разумного применения хлам. Даже больше - они являются безусловно вредными и мешающими в работе.

А, между тем, некоторые животные в этом отношении бывают приятным исключением. И даже настолько, что иногда их нарочно подпаивают потому, что в пьяном виде, как это ни странно, они гораздо трудолюбивее, чем в трезвом.

В Польше, напр., еще и сейчас напаивают водкой ничего не делающих петухов, чтобы заставить их высиживать яйца вместо несущихся кур. Наклевавшись с удовольствием напитанного водкой хлеба или зерен, петухи настолько «напиваются», что позволяют себя посадить вместо наседки на яйца и, подпаиваемые постоянно водкой, до того привыкают к своей роли матери, что даже, когда выведутся цыплята, они водят их за собой, клохча и суетясь, как наседка. Конечно, не придись им водка по вкусу, их ничем нельзя было бы заставить клевать эти зерна и забывать даже свое гордое петушиное звание.

Но если в этом случае петухи все - таки до некоторой степени напиваются искусственно, ту существуют животные, которые сами находят опьяняющие вещества и сами, по своему собственному желанию, пьянствуют и колобродят. Это - вороны.

Особенно интересные результаты дали наблюдения над ними в гор. Бомбее, в Индии.

Индусы верят в переселение душ и потому видят в воронах существа, в которых переселились, быть может, души их предков. Благодаря этому, вороны размножаются там в несметных количествах и, чувствуя безнаказанность, становятся дерзкими до крайности.

Особенно же дерзость их доходит до крайних пределов в Бомбее и его окрестностях. Тут они не только таскают, что плохо лежит, но даже снуют у ног прохожих, не думая уступать дорогу, и вьются над их головами, угрожающе каркая, так что путешественникам невольно приходится защищаться, чем попало.

Но, присмотревшись к этим воронам, можно заметить очень странное явление: некоторые из них ковыляют по улице, переваливаясь с боку на бок. другие упираются на оба крыла, как на костыли, третьи стоят, прислонясь к дереву, свесив одно крыло и опустив уныло голову. Иные же суетятся, ссорятся, горланят без умолку во все горло и смотрят как - то вызывающе дерзко, - словом, сильно выпившие.

И это оказалось действительно так: дерзкие вороны напиваются пальмовым вином.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

О хлебе, ситце и червонце

Итоги советского хозяйства за последний год