Мелодия на два голоса

Лев Громин| опубликовано в номере №1304, сентябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

Успех фильма, показанного по телевидению в новогоднюю ночь на рубеже 1975 – 1976 годов, оказался чрезвычайным – не было человека, который не имел о нем собственного мнения, часто точки зрения были полярными. На ленту ссылались в разговорах, никоим образом к кино не относящихся. Наконец, повсеместно запели и песни, пришедшие с экрана, – поначалу те, что попроще: «Я спросил у ясеня» и «Если у вас нет собаки», затем добрались и до заведомо нехоровых: «Со мною вот что происходит», «Мне нравится»... Пели, тщательно имитируя голоса героев и гитарные переборы аккомпанемента.

От песен, однако, довольно быстро отступились – практически недостижимым оказался эффект абсолютного слияния музыки, текста и личности героя, столь успешно достигнутый в фильме «Ирония судьбы».

Неожиданно, однако, в многочисленных интервью и беседах, последовавших за фильмом, возникли фамилии людей, исполнивших за кадром те самые песни, что так прочно слились с образами, созданными Андреем Мягковым и Барбарой Брыльской.

Алла Пугачева только недавно успела записать своего «Арлекино», который станет потом ее «фирменным знаком», точкой отсчета, стартовой площадкой беспрецедентного в истории нашей эстрады творческого взлета. Но взлет этот будет идти по совершенно иной траектории, никак не пересекаясь с песнями Таривердиева, записанными для «Иронии судьбы». Достаточно сказать, что через год, когда пойдет речь о создании стереогиганта с песнями из телефильма, Пугачева уже не сможет повторить их, и на пластинке прозвучат технически неидеальные монозаписи, взятые из фонограммы киноленты.

Имя Сергея Никитина, записавшего мужскую партию и гитарный аккомпанемент всех песен, было известно в весьма узких кругах – авторам, исполнителям и почитателям самодеятельной песни, среди которых Сергей ходил «в ветеранах».

Вспомните: в конце пятидесятых вдруг все запели – в общежитиях, скверах, во дворах и подъездах. Гитара стала инструментом номер один, тысячи молодых людей, овладев тремя знаменитыми аккордами, как бы приобщились к неведомому доселе миру романтики.

По радио все еще бодро звучали голоса Бунчикова и Нечаева: «У московских студентов горячая кровь, неподкупные души и честные лица...» А в студенческих компаниях пелись песни потише, подушевнее: «Надоело говорить и спорить», «Люди идут по свету», «Дым костра создает уют...»

Мелодии были незатейливы, слова порою более чем просты, а вот поди ж ты – все это волновало, находило самый живой отклик в сердцах молодежи. Да и время было такое – восторженное, горячее, слегка наивное. Целина, первые великие сибирские стройки, студенческие строительные отряды... Наверное, тогдашним бардам в чем-то удалось выразить живое биение времени. Как это часто бывает, роль катализатора сыграла и мода – исполнение песен Визбора, Кукина, Городницкого стало престижным, одним из признаков принадлежности к когорте современных молодых людей.

Стихийно создавались клубы, пропуск в которые был один для всех – свой голос, своя мелодия, свой взгляд на мир...

Именно с этим пропуском пришел туда и Сергей Никитин, студент МГУ. Принес с собой он песни, одной из которых на долгие годы суждено стать его визитной карточкой – «Песне о маленьком трубаче» на стихи С. Крылова.

И встал трубач в дыму и пламени,

К губам трубу свою прижал.

И вслед за ним весь полк израненный

Запел «Интернационал».

И полк пошел за трубачом,

Обыкновенным трубачом.

В балладах Никитина привлекала свежесть мелодии, приятная манера исполнения, совершенное владение гитарой. Но, думается, если бы Сергея отличали только эти достоинства, успех не был бы столь значителен. Что и говорить, в плотных рядах авторов самодеятельной песни было более чем достаточно и хороших мелодистов и людей, обладающих вокальными данными. Гитарой же безупречно владело большинство.

Но странное дело – у многих авторов все четче просматривалась потребность исполнять новые песни лишь «перед своими», в узком кругу профессионально разбирающихся в самодеятельной песне людей. Эти же взаимные обсуждения начали в какой-то мере определять и характер творчества. Происходило в какой-то степени смещение основных понятий – зародившись как отклик молодежи на важнейшие события в жизни всей страны, самодеятельная песня постепенно начала уходить в проблемы глубин человеческой психики, в некое бытописание. От внимательного взгляда не могло ускользнуть, что мода, на гребне которой и возник массовый интерес к самодеятельной песне, начала постепенно проходить. Появились иные властители дум – стремительно рос интерес молодежи к электронной музыке, вокально-инструментальным ансамблям. Наверное, это и естественно: ведь содержание песен самодеятельных авторов все чаще ограничивалось солнышком и тучами, прелестями походов в горы и тем ужасным состоянием, которое возникает, когда разлюбит, любимая.

Конечно же, подобные монотонные мотивы были по душе далеко не всем. И в первых рядах тех авторов и исполнителей, которых явно не устраивало подобное «песенное мурлыканье», был и Сергей Никитин.

В песнях Сергея привлекала в первую очередь ясно выраженная гражданская позиция, полная определенность в основных жизненных вопросах. Именно эти качества принесли успех Никитину. Не довольствуясь клубными выступлениями, он создает ансамбль из нескольких друзей-единомышленников, который становится широко известным среди молодежи столицы. Узнают о нем и в братских странах – дважды Сергей и его группа принимают участие в традиционных фестивалях политической песни в столице ГДР. И производят там сильное впечатление – даже несколько лет спустя советских участников фестиваля неизменно расспрашивали о Никитине, передавали многочисленные приветы.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены