Мель

Михаил Хромаков| опубликовано в номере №1327, сентябрь 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

Три корабля пересекали озеро, таща за собой тяжелые хвосты дыма.

Ледокол «Ангара» шел посередине. Слева резал волну «Кругобайкалец». Справа – «Иннокентий». На мостике ледокола люди переговаривались севшими от тумана голосами.

– Комиссар, – окликнул капитан Шевцова. – Ходу двадцать минут.

– Ясно, – сказал Шевцов и, вглядываясь в черную полосу берега, приказал, не обернувшись: – Готовить десант!

Через несколько минут на палубах забряцали винтовки, матросы засуетились у шлюпбалок.

– Десант готов! – крикнул с палубы боцман. Капитан Базилевский двинул ручку машинного телеграфа.

Шлюпки легли на воду. С берега вдруг ударили пулеметные очереди. Базилевский увидел, как вильнула первая шлюпка, уходя от пуль.

Ответили пушки «Ангары». Разрывы легли у колокольни. Пулеметы заткнулись. В деревне началась паника, чехи-белогвардейцы побежали в балку через огороды, но уже с правого и потом с левого фланга покатились волны десанта, беря белых в кольцо.

Шел 1918 год...

– Вы насчет ледокола? – удивился первый секретарь Иркутского горкома

комсомола Павел Уханов. – Так он не наш. Числится на балансе ДОСААФ...

Я позвонил в ДОСААФ. Выяснить подробности не составило труда. Несколько лет назад ледокол был передан с рук на руки горкому комсомола.

– Разве? – оторопел секретарь. – Не может такого быть. Чтобы у нас на балансе целый корабль оказался?

– Павел, – сказал я. – Пять лет назад горком комсомола бросил клич: «Восстановим «Ангару»!», «Вторую жизнь легендарному ледоколу!»

– Точно, – сказал Павел. – Было!

– Ну, и?..

– Сейчас я провентилирую этот вопрос...

Через час мы встретились вновь. Этот час я провел, перечитывая пламенные строки призывов: «Комсомольцы и молодежь Иркутска, боритесь за почетное право быть сфотографированными у революционного корабля!»

Если верить планам горкома комсомола, то уже несколько лет на борту ледокола должен был действовать филиал краеведческого музея, материалы для которого собрали пионеры и комсомольцы, мемориал и пост почетного караула, комсомольский клуб...

– Значит, насчет ледокола? – заговорил, вернувшись, Уханов и потер ладонью лоб. – Сделать уже ничего невозможно. Остается одно: разрезать его на куски, а металл сдать.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

С малых лет

Владимир Колосов