Мастер горячего цеха

С Любитов| опубликовано в номере №181, февраль 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

Его биография проста и незамысловата. Маленьким мальчиком он впервые пришел на шахту, вошел в дрожавшую клеть и вместе с клетью сел на шахтное дно. Во все стороны расходились темные, пугающие коридоры. Полуслепые лошади, сопя и надрываясь, тянули груженые углем вагонетки. Штреки, уступы и забои убегали вперед, маня и отталкивая.

Сын шахтера - Карташев сам стал шахтером. Стальные тросы связали Карташева с вагонеткой и полуслепой лошадью. Он коногонил, пригоняя к шахтной клети тонны угля и угоняя обратно в темь разгруженные вагонетки. В 1920 году, - анкета и личное дело сохранили следы, - молодой шахтер Карташев вступил в комсомол.

С 1922 года началась упорная учеба. Первым полустанком был, рабфак. Потом - Донецкий горный институт. И там, и там - упорная борьба за каждую формулу, за каждое уравнение, за каждый математический закон.

Шесть лет занимался Карташев. Он изучал технику и механику горного дела, удочкой воли и настойчивости он вылавливал из книжных груд то, что нужно, что было полезно, без чего нельзя была вернуться на шахту.

В 1928 году Карташев покинул Горный институт, вооруженный знаниями и дипломом. Выросший и окрепший - политически и технически - он пришел на Кадиевскую шахту № 6, чтобы работать участковым инженерам. Через некоторое время комсомольца и члена партии Карташева назначили помощником заведующего шахтой № 22 Голубовского шахтоуправления.

Такова простая и незамысловатая биография.

2

На Донецкий бассейн смотрели миллионы глаз; бассейн не выходил из прорыва. В шахты приходили тысячи мобилизованных комсомольцев, они приносили с собой молодецкую лють и напор, они мускулы отдавали взаймы революции и... все-таки бассейн стоял на месте.

Телеграфные сводки, скупые и лаконичные, сообщали о пятидесяти и шестидесяти процентах добычи, о миллионах недоданных тонн угля, о заводах и фабриках, посаженных на голодный угольный паек.

Люди и газеты кричали о прогулах, о преступном росте невыхождаемости, о падающей трудовой дисциплине. Но и люди и газеты молчали об основном - о недостаточной механизации производственных процессов, о недопустимо скверной организации труда. Потом заговорили и об этом, - правда, с очень большим запозданием.

Тогда из шахты подземелий все явственнее стали доносится голоса, требовавшие коренной ломки технических приемов. Голоса требовали технической революции, восстания против азиатских, варварских методов добычи угля. Голоса настаивали на максимальном использовании механизмов, на большевистской механизации, помноженной на такую же рационализацию. Этого во всю мощь своих легких требовал горняк Касауров, об этом говорил бригадир Филимонов, на этом, подчиняя интересы подданства интересам революции, настаивал немецкий инженер Либкардт, об этом же изо дня в день, из часа в час твердил комсомолец Карташев.

3

Много дней и ночей вынашивал комсомолец Карташев свой план технической революции. Опустившись в шахту, он проверял свои теоретические выкладки, минуты и часы он переводил в рубли, и сумма рублей казалась астрономической. Первые опыты были удачны. От этих первых опытов ртутный столбик в шахтном термометре поднялся на несколько делений вверх. Но опытной лабораторией была только шахта № 22 Голубовского шахтоуправления. Лаборатория была совсем небольшая, в одну гигантскую лабораторию надо было превратить весь Донбасс.

Тогда комсомолец Карташев через печать обратился с подробным отчетом о своем методе ко всей комсомольской организации Украины. В своем отчете Ленинскому комсомолу, взрастившему его и воспитавшему, инженер Карташев писал:

«На шахте № 22 Голубовского рудоуправления мы применили опыт трехсменной добычи угля с лавы. Этот опыт проводили сначала на третьей Северной лаве, участок 6 - 5, где он дал хорошие результаты, особенно в отношении использования механизмов.

«Работая в три смены, мы получаем еще и ту выгоду, что, обрабатывая форсированным темпом лаву, мы встречаемся с новыми кровлями, а это уменьшает возможность несчастных случаев.

«Лава, на которой мы проводили опыты, должна была по заданию давать 105 тонн. Задания мы выполнить не могли. Лава давала всего лишь 90 - 95 тонн.

«Когда начали работать по-новому, применяя способ непрерывной зарубки, лава стала давать 138 - 140 - 150 тонн угля.

«Мы разработали такой порядок работы: машина должна действовать 24 часа беспрерывно, ибо только тогда мы будем иметь возможность давать добычу в три смены; иначе - третья смена останется без угля.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены