Массы заплатят? Едва ли

Дм Лебедев| опубликовано в номере №144, февраль 1930
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Бош заплатит». Эта поговорка во Франции в дни войны стала официальной. Бош - это презрительное название немца. «Бош заплатит», то есть Германия за счет крови и пота своих рабочих расплатится за поражение ее буржуазии. На этом строились расчеты тысяч маленьких и больших буржуа, чиновников и инвалидов, спекулянтов и явных мародеров, министров и проституток, попов и притоновладельцев.

Если разграбили дом -

Бош заплатит.

Если убили мужа, брата, сына, племянника -

Бош заплатит.

Если у фабриканта уменьшились доходы -

Бош заплатит.

Удивительно ли, что в самом Версальском договоре союзники признали «долги» Германии неоплатными? Это было откровенное признание того, что счет, который они собирались предъявить Германии, объяснялся не обоснованными претензиями, а безудержными аппетитами людей, переживавших горячку победы.

Когда в январе 1921 года этот счет был предъявлен Германии, у ее новых «республиканских» министров потемнело в глазах. Размер репарационных платежей был определен в фантастической сумме 226 миллиардов марок золотом. Эта сумма выходит за пределы человеческого понимания. Она станет ясной, если мы скажем, что на эту сумму можно построить больше тысячи волховских гидроцентралей. Еще одно сравнение: если сложить в ряд золотые монеты на эту сумму, то ими можно пятнадцать раз опоясать земной шар по экватору.

Таков тог кровавый счет, который был предъявлен Германии. Конечно, Германия платить отказалась. Тогда союзники ввели войска на Рейн. Одновременно началась урезка аппетитов. Репарации были уменьшены почти вдвое: в мае 1921 года их сумма была определена уже в 132 миллиарда марок. Германия начала платить, конечно, за счет рабочего класса. Пролетариат ответил на это гигантскими революционными боями 1921 - 1923 гг.

Узел хозяйственного кризиса неразрешимых внутренних противоречий затягивался вокруг горла германской буржуазии. Французская буржуазия в страхе увидела на своих границах призрак красного флага. Она ввела войска в Рур. «Призрак коммунизма» стал еще реальнее. Бои ширились.

Над Гамбургом поднялось знамя пролетарской революции. Так германский пролетариат «принимал» Версаль.

Надо было ослабить нажим, чтобы спасти германскую буржуазию - барьер между империалистическим Западом и советским Востоком. Так возник план Дауэса, план «урегулирования» версальского грабежа. Германию пустили в Лигу Наций: началась цветущая «эра Локарно». Потерпевший поражение германский пролетариат должен был нести на своих плечах ежегодное двухмиллиардное бремя плана Дауэса.

Но бесконечно он это бремя нести не мог и не хотел. Уже к концу 1928 года, в Германии начала назревать волна революционного возмущения. Рейнско - Вестфальский локаут явился пробой сил. Он показал возросшую активность и сплоченность рабочего класса Германии. Социал - фашизм, ставший авангардом капиталистической рационализации и нападения на рабочий класс, стихийно теряет влияние в массах, которые еще недавно были ослеплены соглашательской фразеологией. 1 мая и 1 августа всем острием классового протеста были направлены против социал - фашизма, как империалистического авангарда.

Но первомайские баррикады были только мощной вспышкой, отметившей начало всеобщего перехода германского пролетариата в революционное наступление. Трехмиллионная безработица становится резервом мощных классовых выступлений. Массовые демонстрации безработных, кровавые схватки с полицией стали ежедневным явлением в Германии, выражением растущего классового протеста.

План Юнга в этих условиях явился сигналом, свидетельствующим о неразрешимости внутренних и внешних противоречий германского империализма. План Юнга означает окончательное «узаконение» двухмиллиардного грабежа, который должен пасть на плечи двух поколений германского пролетариата. Этот план, установивший срок репарационных платежей в 58 лет, включен в «незыблемую» систему Версаля. Американский капитал устами Шахта заявил, что он не признает этого плана: он хочет безраздельно властвовать в Германии. «Союзники» не пошли навстречу Америке: в Гааге почва накалилась настолько, что даже буржуазная печать стала писать о «демонах войны», витающих над конференцией.

План Юнга означает вместе с тем новый нажим на рабочий класс. Германская компартия от лица пролетариата заявила, что она не признает этого плана. Буржуазная пресса кричит о надвигающихся беспорядках, требует запрещения компартии, поднимает травлю против Советского Союза, который она по слепоте своей считает ответственным за надвигающиеся классовые бои.

Все это говорит только об одном: в Германии почва действительно накалилась.

Германский пролетариат платить не будет.

Это значит, что буржуазия попытается силой вырвать плату. Это значит, что союзники потребуют от германского капитала иной платы в виде столкновения с СССР. Это значит, что хозяйственный и политический кризис в Германии будет расти. И в том, и в другом, и в третьем случае это будет означать начало решающих классовых боев в Германии.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Свадьба

Отрывок из повести «Молодой человек»

Теадекада

«Винтовка № 492116»