Люди ясной цели

А Присс| опубликовано в номере №559, сентябрь 1950
  • В закладки
  • Вставить в блог

Последние экзамены прошли, приёмная комиссия свою работу закончила, остаётся только подвести итоги и объявить результаты. Но это будет только завтра.

- Завтра, потерпите до утра! - а сотый раз умоляюще взывает к обступившей его толпе секретарь приёмной комиссии. - Утром будут списки.

Легко сказать: «Завтра»! А как дождаться этого самого «завтра», когда каждая клеточка твоего существа напряжена до предела, когда в тебе бушует ураган мыслей и чувств, надежд и сомнений, когда каждая секунда кажется вечностью...

- А вы здесь зачем? - не то с удивлением, не то с укоризной выговаривает секретарь долговязому юноше в больших роговых очках. - Ведь у вас асе пятёрки. Сказано же вам, что приняты, чего вам ещё надо? Шли бы спокойно домой отдыхать... И вы, и вы, - обращается он ещё к некоторым, узнав примелькавшиеся лица. - Странные люди, честное слово!...

Секретарь, кажется, начинает не на шутку раздражаться. Но мет, он ничуть не сердится. Он сам когда - то поступал в университет и так же, как они, часами простаивал у дверей приёмной комиссии. Он хорошо понимает их состояние.

И ходят они - уже не школьники, но ещё не студенты («а вдруг в списках не будет!») - группами, парами и в одиночку по гулким коридорам и залам университета, жадно ловят обрывки фраз, доносящиеся из кабинета ректора, сидят на ступеньках широкой лестницы, на низенькой каменной ограде сквера, нетерпеливо прогуливаются у памятника основателю Харьковского университета Каразину.

Зачем? Да так, ни за чем. Просто потому, что невозможно уйти отсюда, хочется побыть на людях, с товарищами, поделиться мнениями, впечатлениями, излить свою душу, - словом, для того, чтобы быть поближе к университету, которому ты с этого момента, можно сказать, вручаешь свою судьбу...

Но вот настало и долгожданное, заветное «завтра». Вывешены списки: «Географический», «Физико - математический», «Филологический», «Химический», «Исторический»... У витрин со списками людей - не протиснуться. Жадными глазами ищут свою фамилию, фамилии друзей и, найдя, вспыхивают краской неуёмного счастья.

В Харьковский университет принято в этом году восемьсот новых студентов.

Восемьсот студентов! Это восемьсот имён, восемьсот биографий, восемьсот судеб, восемьсот характеров, все молоды, пытливы и любознательны, все преисполнены светлых надежд и высоких идеалов... Но какие они все разные и непохожие! У каждого свои, отличные от других, мечты и помыслы, свои стремления, наклонности, желания, каждый какой - то своей, особой дорогой пришёл в университет и особой дорогой пойдёт дальше.

В углу актового зала у распахнутого окна собрался тесный кружок - три девушки и трое юношей. По разговору нетрудно было догадаться, что они совсем ещё не знают друг друга, - может, только сегодня и встретились впервые, - но это, разумеется, не мешало им чувствовать себя уже близкими друзьями.

Меня заинтересовала эта группа. Кто они такие, откуда пришли, к чему стремятся? Я подошёл к ним, познакомились. Зовут их: Нина Мусулевская, Таня Бакунина, Шура Омельченко, Иван Зайцев, Виктор Самарский, Александр Рыбалке. Компания оказалась действительно разнородной: трое - из десятилетки, двое окончили вечернюю школу рабочей молодёжи, один - техникум; возраст - от 17 до 20 лет; по социальному происхождению: одна - дочь офицера, другая - из семьи рабочего, у третьей отец - служащий, все трое юношей - из крестьян, причем двое из них - сами рабочие; двое зачислены на геологический факультет, двое - на физмат и по одному - на филологический и биологический. Все шесть - комсомольцы.

Нине Мусулевской 18 лет, пришла она сюда прямо со школьной скамьи и зачислена на физико - математический факультет.

Восемнадцать лет. Возраст, при котором вся автобиография обычно умещается на четвертушке листа, а будущее рисуется в самых радужных красках, но далеко не всегда с определёнными очертаниями. Не легко на чём - нибудь остановиться, когда жизнь вокруг тебя так ярка и многогранна, когда хочется всё объять, а силы ощущаешь в себе столько, что, кажется, всё нипочём!...

Почему решила Нина Мусулевская идти в университет и именно на физико - математический факультет? Не случаен ли её выбор?

Нет, не случаен. Он подготовлен всей её жизнью, складом ума, наклонностями, воспитанием.

Детство Нины сложилось так же, как и сотен тысяч других советских детей, её ровесников. Оно не было безоблачным, это детство. В девять лет девочка осталась сиротой: в октябре 1941 года погиб на фронте её отец.

Начало 1941 - 1942 учебного года Нина должна была встретить в светлом школьном классе; она встречала его в полутёмной теплушке эшелона, тянувшегося куда - то далеко на восток. Вместе с матерью и бабушкой Нина поселилась под Ташкентом.

Война лишила Нину возможности учиться в этом году, но отнять у неё год она не смогла: за лето Нина с помощью матери прошла курс 2 - го класса, а с осени поступила в 3 - й класс местной школы. Потом возвращение в освобождённый Харьков, продолжение учёбы в школе, выпускные экзамены. Школа окончена с серебряной медалью.

Собственно, жизненный путь Нины Мусулевской наметился ещё в пионерской организации и окончательно определился в комсомоле и с помощью комсомола: с 7 - го класса Нина - председатель совета пионерского отряда, с 8 - го - член совета дружины, с 9 - го - председатель совета дружины.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены