Любовь и проза жизни

Юрий Рюриков| опубликовано в номере №1360, январь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Что несут нам три «взрыва»?

«Социологи пишут, что через год-два после свадьбы почти у половины супругов чувства уменьшаются или исчезают. В чем причина такой короткой жизни чувств и можно ли их удлинить?» (Из записки на диспуте в ДК авиазавода, г. Куйбышев.)

НТР и урбанизация резко убыстрили ритм нашей жизни, вызвали «взрыв перемен»: в год происходит сейчас столько сдвигов, сколько раньше вмещалось в 10 – 20 лет. Это и обогащает нашу жизнь новизной и резко усиливает нагрузку на психику.

Так же двояко действуют на нас и другие два «взрыва»: «взрыв информации» – половодье знаний, лавина повседневных впечатлений: и «взрыв контактов» – крутой взлет людских контактов. Это и расширяет наш кругозор, раздвигает горизонты и еще резче усиливает нервные перегрузки.

Наша нервная система по-своему реагирует на эти «взрывы» – она рождает защитные психологические механизмы, как бы тормоза, глушители чувств. В каждое переживание, в каждое ощущение психика начинает отпускать меньше нервных сил, чем раньше. Мы уберегаем себя от перерасхода нервной энергии. но наши чувства от этого слабеют, делаются рассудочными и теряют в личном своеобразии. Это биологическая защита – такой ценой человеческий организм приспосабливается к своеобразию будней.

Исследования семьи во многих странах показали: для счастья (или несчастья) нынешних людей куда важнее их психологические отношения, чем материальная база. Конечно, разумный минимум жилья, денег, вещей нужен людям как хлеб. Но такой достаток не фундамент для счастья, а только котлован для фундамента. Фундаментом для счастья (или наоборот) служат именно психологические отношения людей, их душевные тяготения или отталкивания.

Старая семья насыщала самые простые, базовые нужды людей – житейские, половые, эмоциональные. У нынешнего человека другой набор требований, старый тесен ему. мал. Самой его психологии нужно, чтобы семья насыщала и более высокие его запросы – психологические, нравственные, умственные.

У семьи появляется новая обязанность, которой не было никогда в истории. – обязанность насыщать наши высшие душевные запросы. А это невероятно повышает внутренние требования друг к другу, ставит миллионы людей в небывало трудное психологическое положение.

Месторождение счастья

«Не считаете ли вы, что могут быть автономными: 1) семья, 2) любовь, 3) интимные отношения? Если не быть ханжой, то ведь совсем не обязательно, чтобы пункты 2 и 3 были взаимосвязаны и обязательно проявлялись в пункте 1». (Из записки на вечере в Политехническом музее.)

Увы, в жизни эти понятия часто встречаются по отдельности: и у юных – в досемейные времена, и у одиноких, и у семейных людей. Но когда они слиты в семье, сила их не просто складывается, а как бы помножается друг на друга.

Семья – уникальная человеческая ячейка. В ней уравновешивают друг друга самые главные запросы мужчины, женщины, ребенка. В ней уживаются, притираются друг к другу их основные потребности. Пожалуй, это единственная человеческая ячейка, где достигается равновесие наших самых глубинных запросов и где общие знаменатели этих запросов глубже, чем их разница.

Очевидно, что семья – тот повседневный полигон, где выковывается становое человеческое свойство – тяга людей к единству; именно семья рождает в людях главную модель человечности – отношение к другим как к себе самому. Причем не просто в сознании, не просто в верхних этажах души, а прежде всего в чувствах, в подсознании – в самых артезианских, самых краеугольных душевных недрах

Выдающийся советский физик академик Зельдович как-то сказал: «Счастье – это когда утром хочется идти на работу, а вечером домой». Это хорошая формула счастья, но, пожалуй, слишком максималистская, предельная. Не всем доступно сегодня такое двойное счастье-максимум, зато большинству доступнее, достижимее счастье-минимум – чтобы вечером тянуло домой

Впрочем, некоторые думают по-другому. Недавно, например, известная летчица со страниц газеты сказала, что счастье человеку дает «на восемьдесят пять процентов – любимая работа, а остальное – хороший, теплый дом». По-моему, это слишком уж эмансипированное понимание счастья: главное в нем – работа, семье же, дому остается воробьиная доля.

Конечно, интересный труд, хорошая работа – одна из высших потребностей души. Но и потребность в любви, в семье, в материнстве, отцовстве – тоже высшая человеческая потребность.

Семья – главное месторождение счастья или горя в нашей жизни. У нее уникальная психологическая основа – союз трех любовей: супружеской, родительской и детской. Сплав этих чувств может создать самую теплую в мире, самую душевную атмосферу...

Семья – нормальная, хорошая семья – может соединить в себе три огромных материка счастья счастье любви (или просто хороших отношений), родительской и детской любви. На это способна только семья, и потому хорошая семейная жизнь – один из главных пластов человеческого смысла жизни.

Новая роль семьи

«Вы говорите, что роль семьи в будущем возрастет. Я не вижу достаточных аргументов в поддержку этой гипотезы. Ведь перечисление положительных функций семьи не есть аргумент. Не кажется ли вам, что в каком-то смысле эта роль будет падать?» (Из записки на диспуте в ДК «Академия», Новосибирский академгородок.)

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены