Линия блоков

Бор Галин| опубликовано в номере №190, май 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

- А ведь верно, - соглашаются рабочие с механической линии. Но верно также и то, что и литейная виновата, какие «волчки» в блоках попадаются, резцы ломаются, и рубашки блоков дают течь. Что с ними сделаешь?

- А вы нажимайте, - уверенно говорит представитель сборки. - Так, мол, и так, - инструктирует он линию блоков, - скажите им, что страна тракторов ждет, сборка стоит, а вы блоков мало даете, плохо их формуете. Куда, мол, это годится!...

... Поход продолжается. В литейную, где блоку дают жизнь, рабочих с механической ведет мастер М. Г. Решетов. По сему случаю, он сбрасывает синий халат и торопит делегацию: «Идемте, ребята, мы им все скажем». У затихших вагранок делегация задерживается и здоровается с Яковлевым, старым путиловским литейщиком.

- Что ж ты, т. Яковлев, «волчки» нам загибаешь? Решетов качает головой и лезет в карман за табаком. Он начинает поход дружески, дает закурить литейщику и говорит запросто: - Стоит наша линия, ваш вожак застрял, а без блока сборке нет ходу. - Собираются вымазанные в земле формовщики, заливщики сбрасывают рукавицы и стирают с лица пот, с колошников спускаются люди; приходят с шихтового двора и окружают делегацию с линии блоков. Решетов кончает курить, аккуратно давит окурок каблуком и повышает голос, чтобы всем слышно было:

- Стоит наша сборка, отсталая наша линия, а вы нас задерживаете. Ленин говорил, - продолжает мастер, - что в трудный момент нужно организоваться, а сейчас самый такой момент, - шепотом подчеркивает он, - самый момент...

- Как дела у вас сегодня? - перебивает его литейщик. Яковлев.

- Плохой урожай, 20 проц. на испытание отсеялось.

- Брак на нашей шее, - говорит Яковлев. - Кокс другой раз плохо засыплешь, а бывает, и холодный металл льешь, авось проскочит...

Сила соревнования сметает все заслоны на пути движения блока. А ведь начали, как и в сталинградской литейной, с 90 проц. брака, с пяти блоков в день, и вот уж формуют 180 блоков в сутки. Душил сжатый газ; калечит износившаяся земля, которая дважды в смену идет в ход и теряет свою эластичность; подводят сырые шишки. Какую борьбу пришлось выдержать, чтобы, процент за процентом сбрасывать брак вниз, за борт литейной! Полгода литник, по которому течет металл, стоял близко к фланцу, к краю блока. Расплавленный металл спешил по литнику и сбивал на своем пути фланец. Ставили крючки, осторожно формовали, но как только пускали горячий металл, фланец погибал, - шел брак, брак, брак.

«Отведем литник подальше, - просил мастер Курушин, - дадим металлу свободу»... Нет, американский специалист не разрешил переделывать модель, заказанную в Америке. «Вы не умеете работать, - жестоко говорил специалист, - литник на месте, не трогайте его». Приходили ударники, приходил мастер Решетов, линия блоков требовала высококачественных блоков. Без них ведь трактор не пойдет. Пробовали утолщать, а затем уменьшать литник, все равно смывало. Мастер Курушин не выдержал, он идет к начальнику и кладет на стол партбилет в кожаном переплете и зло говорит: - «Конца краю не видать, идет сплошной брак». - «Чего же ты хочешь, - недоуменно спрашивает начальник и берет в руки партбилет, - твой?» - «Мой, - кивает Курушин, - оставляю у вас». - «Зачем?» - «Под его ответственность разрешите переставить литники, убрать их надо, - злобно говорит он, - погубят они нам блок». - «Американец как?» - быстро спрашивает начальник. Курушин отворачивается и молчит. - «Возьми, - сует начальник партбилет мастеру, - возьми, не могу разрешить». Курушин молча шагает из конторы. «Ладно, - бормочет он, - ладно...» Он ходил задумчивый, злой, но с некоторого времени повеселел и даже забросил опыты с переделкой литников. А брак все шел. Когда американец однажды не явился, Курушину сказали точно: уехал в отпуск. «Уехал? - весело переспросил он, - ол-райт», и пошел лично удостовериться, действительно ли уехал строгий американец. Ночью тайком от всех он отвел литник на несколько миллиметров от фланца. Готовую опоку он проводил в заливку. Блок двигался по ленте конвейера, он вобрал в себя горячий металл и медленно ушел на очистку. Курушин поджидал его. Фланец был на месте: струя металла не сшибла его. Мастер Курушин вышиб брак.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены