Личное и общественное

Л Колесников| опубликовано в номере №51, апрель 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

Есть ли непримеримость?

НЕ ТАК страшен черт, как его малюют. Если послушать такие разговоры, которые мы привели выше, то может показаться, что между личными интересами и запросами и велениями организации всегда лежит непроходимая пропасть. Но гвоздь в том, что личные интересы вовсе не одинаковы у всех молодых рабочих, Выше мы имели столкновение развинченного, распущенного, скатывающегося в болото шпаны, парня с кряжистым, домовитым, изрядно попахивающим собственным душком. Разница между ними разительная, несмотря на то, что комсомольская дисциплина и интересы организации им одинаково не по вкусу. Но разве эти примеры исчерпывают всю портретную галерею комсомольцев? Конечно, нет.

Личные интересы молодежи могут и очень часто совпадают с действительными потребностями революции и с основным направлением работы комсомола. Взять хотя бы жалобы на то, что комсомол погряз в политграмоте и мало отдает внимания общему образованию молодежи. Расходится ли это с общественными интересами? Конечно, нет. Социалистическое строительство повелительно требует выковки кадров, вооруженных не только политическими знаниями, но и конкретными знаниями, которые можно приложить в той или иной области производства. Нам нужны грамотные люди, техники, инженеры, квалифицированные рабочие, исправные сельские хозяева. Последний съезд партии и съезд комсомола достаточно отчетливо поставили ударение на общем образовании молодежи. Тут нет никакой опасности для политического воспитания молодежи, ибо политические знания, выросшие на фундаменте общего культурного подъема, будут только прочнее.

А жалобы на скуку, на скудность развлечений?

Разве комсомол стремится вытравить из молодежи веселье, жизнерадостность? Это беда, которая возникла, вопреки желанию комсомола. Революционная смена не может быть малокровной, тоскующей, глядящей исподлобья. Молодежь, которая должна будет принять из рук старшего поколения революции боевое знамя, должна быть здоровой каждой своей клеточкой. Она должна обладать огромной бодростью. Этого нельзя добиться, если мы не сумеем отвести развлечениям почетного места в нашей работе. Опять - таки и съезд партии, и съезд комсомола рассеяли всякие сомнения по этому поводу.

Наконец, о материальном положении молодежи. Разве нашим идеалом является равенство в нищете? Неравенство существует и сейчас в значительной мере, потому что иначе нельзя поднимать уровень отдельных прослоек трудящихся. Мы стоим за равенство в довольстве, а пока всячески стремимся шаг за шагом, пядь за пядью улучшать материальное положение рабочих. Жить лучше - это вполне законное стремление, и политика Советской власти, в конечном счете, направлена к тому, чтобы это законное стремление непреклонно удовлетворять.

Где можно найти такого Иванушку - дурачка, который проповедует воздержание от хорошей пищи, удобного жилья, опрятного костюма?

Но, с другой стороны, у отдельных отщепенцев, а то и у более обширных групп молодежи, могут быть личные интересы, противоречащие всему укладу нового быта, всему переплету теперешнего строительства. С пьянством очень многим нелегко расстаться. Хулиганство для некоторых молодых рабочих является чем - то вроде любимого спорта. В борьбе против половой распущенности некоторые комсомольцы видят ничем неоправданные оковы, которые налагает на них организация. Все это тоже личные интересы, но уже совершенно иного пошиба. Им покровительствовать комсомол не может.

Не может комсомол и плыть по течению тех интересов молодежи, которые содержат в себе здоровую струю, но очень легко могут замутиться и перейти в свою противоположность. Тут нужно соблюдать грани.

О гранях

ВОТ САМЫЙ злободневный вопрос: материальное улучшение быта. Комсомол борется против неряшливости, против разгильдяйства. Комсомол должен добиваться вместе со всеми организациями пролетариата, чтобы рабочая молодежь имела возможность есть досыта, жить в сносных условиях и т. д.

- Вот это мне на - руку, - решает молодой рабочий, у которого где - то в тайниках души копошится червь собственничества. - В самом деле - главное жить получше. За что мы боролись?

Он успевает. В праздник вы можете его видеть чинно гуляющим в новехоньком, с иголочки, костюме. В свободное время он посещает кино, а то и театр. Он довольно скромен и тих. Но, кроме этих черточек, у него есть и другие. В «Комсомольской Правде» помещалась целая груда писем, в которых ребята подобного типа открещиваются от всякой общественной работы: на теперешней должности мы, дескать, больше зарабатываем. В одной книжке «О быте» рассказывается, как комсомольцы отказываются что - либо объяснить новичку:

- За это время, что с тобой, дураком, потеряешь - полтинник выгнать можно.

Грань потеряна. Законное стремление «жить лучше» превращается в погоню за «полтинником». У Глеба Успенского в одном из его очерков описывается, как старушка завещает сыну: «В карман норови! Норови в карман!» «Норовить в карман» - это очень нехитрая линия поведения, но она нисколько не совпадает с интересами революции. Сила революции и сила рабочего класса заключается, по памятным словам В. И. Ленина, в единой воле миллионов. Возможна ли такая единая воля, когда жажда устроиться самому получше заслоняет все остальное? Парень, который сделал своим жизненным идеалом «полтинник», уже мало беспокоится о судьбе всего рабочего класса о судьбе революции. Этот парень при малейшем затруднении может оказаться по ту сторону баррикады. - Недаром буржуазия старается подкупать за границей верхние слои рабочего класса, обставлять их получше, развить у них заботу о себе только, о своем доме. Одна головня и в печи не горит, а две и в поле не гаснут. Интересы буржуазии состоят в том, чтобы разобщить рабочих, вместо сплоченного класса, иметь против себя разрозненное стадо людей, жаждущих личного благополучия. Интересы пролетариата состоят в том, чтобы крепко накрепко связать каждого рабочего со всей махиной его класса.

Недаром в Америке, например, усиленно вопили о том, что каждый рабочий может сделаться капиталистом, если он будет бережлив, порядочен и т. д. Рабочий, который мечтает о возвышении до капиталиста или пусть даже до старшего мастера и только, отделяет свою судьбу. От судьбы рабочего класса в целом и не страшен буржуазии.

Наконец, нельзя забывать, что непреклонное материальное улучшение жизни рабочих - основная линия, главный путь. В отдельных случаях всегда могут быть зигзаги. В отдельных случаях интересы революции могут еще потребовать частных лишений ради общего дела. Самопожертвование со стороны отдельного комсомольца может быть необходимо еще чаще.

Только несколько недель тому назад мы читали в газетах о пытках комсомольцев в застенках Чжан - Цзо - Лина. Комсомольцы на Восточно-Китайской железной дороге постоянно находятся под угрозой дикого террора со стороны китайской полиции. Что получилось бы, если бы они думали только о сладком житье? Нет нужды приводить примеры из борьбы наших западных товарищей. Там вступление в комсомол уже никогда не приносит выгоды. Там комсомолец ежеминутно рискует не только свободой, но часто и жизнью без всякой личной корысти. Его личные интересы воплотились для него в успехах пролетарской революции, в интересах рабочего класса в целом.

Таким образом, мы видим, что вопрос о личных интересах и их сочетании с интересами революции очень сложен и многообразен. Нужна очень большая осторожность, нужна постоянная самопроверка для того, чтобы не оступиться и не скатиться в болото мещанства.

Кто пострадает?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 4-м номере читайте о знаменитом иконописце Андрее Рублеве, о творчестве одного из наших режиссеров-фронтовиков Григория Чухрая, о выдающемся писателе Жюле Верне, о жизни и творчестве выдающейся советской российской балерины Марии Семеновой, о трагической судьбе художника Михаила Соколова, создававшего свои произведения в сталинском лагере, о нашем гениальном ученом-практике Сергее Павловиче Корллеве, окончание детектива Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены