У нефтяных вышек

Н Попов-Северян| опубликовано в номере №51, апрель 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

ЧЕРНОЙ кровью, жидким золотом называют люди нефть. Много у нее имен. Полюбилась она всему миру. Царит в XX веке машина. На земле, в воздухе, на воде и под водой стучит мотор. Машине нужна нефть, как кровь человеку, и сердце машины - мотор - перестанет биться без бензина. Тракторы на полях, дизеля на фабриках - все дышит нефтью. Несметное полчище автомобилей, аэропланов, теплоходов, подводных лодок затормозят свой ход, если в резервуарах не будет бензина и нефти. Тот, кто владеет нефтью, владеет всем миром. Так писалось в заграничных журналах после мировой войны. В поисках нефтяных земель засуетились мировые державы. Заискрились наживой глаза у практичного янки, осатанел англичанин, и танцует француз пляску св. Витта около нефти. Дразнит мировых акул черная кровь СССР. Наша нефть в Баку. Там у скалистых берегов Апшерона, где вечно плещется зеленый Каспий, добывается три четверти русской нефти. В полуверстных глубинах, где вверху лишь камень, песок и колючка, налилась нефтью земля. Давно знали люди нефть, как целебное средство от всех болезней. Молились горящим нефтяным газам, и до сих пор стоит в Баку - храм огнепоклонников «Вечные огни». Прошло несколько веков. Вокруг храма идолопоклонников выросли десятки тысяч вышек, и снова люди стали молиться нефти. В вихре спекуляций гонялись за нефтяными участками. Рождались пачками «нефтяные короли»: Нобель, Манташев и другие; имя их - капитал. Тянулись иностранные лапы к истоку черного золота, и добрая половина акций плавала по биржам Франции, Англии и Америки. Плясала русская нефть под дудочку западных финансистов.

Азнефть

В 1918, 19 и 20 году нефтяными пожарами полыхала гражданская война в Закавказье. Были белые, зеленые, турки и англичане. Бакинские рабочие с проклятием вспоминают тех, кто в степи расстреляли 26 коммунаров.

На кладбище вышек и разрушенных заводов вырос в 1922 году новый хозяин - Азнефть. 270 фирм заменил советский трест. На промысле старый сторож, родившийся у вышек, мне говорил:

- Много было хозяев, как звезд в небе, а теперь один хозяин - Азнефть. В первые дни приезда таинственной волшебно звучит слово - Азнефть. Всем владеет, все служат, и все говорят об Азнефти. Я понял такую таинственность всесильного треста, как только вымазался нефтью на промыслах и заводах.

Американизация промыслов давала чувствовать новую силу и экономическую мощь в социалистическом Стиннесе. Рабочие разных наций из 50 - тысячной армии часто мне повторяли:

- Азнефть, - всему делу голова.

На промыслах

СУРАХАНЫ, Балаханы, Сабунчи, Раманы, Биби - Эабат вот главные истоки бакинской нефти. Тысячи черных вышек на промыслах кажутся издали обгорелым лесом, а зайдешь в этот лес, проспекты, улицы, переулки. Город из нефтяных вышек. На каменных заборах Биби - Эйбата висят забытые надписи: Манташевская, Ротшильдовская улица. Родился в пустыне нефтяной город, и короли его крестили своим именем улицу, а рабочие перекрещивали. На одной из вышек охрой размашисто выведен: «Промысел имени Катаямы».

Кругом нефть. Жарит солнце. Раскаленные камни через разные сандалии обжигают ноги. Кажется, что прибавит солнце несколько градусов, и тогда вышки, земля, люди и свиньи, купающиеся в нефтяной луже - вспыхнут огромным заревом. На месте района, где добывается несколько миллионов пудов в месяц, останется обугленная яма.

Бурение

СРЕДИ черных лоснящихся вышек, похожих на чищеные ваксой сапоги, кое - где желтеют лимонным цветом вновь отстроенные вышки. Эти вышки еще не окатило фонтаном, здесь не было добычи, а только сверлят землю, что на техническом языке называется - бурение скважины. На вышке, под шум мотора и свист передаточных ремней, тормозовщик говорит мне:

- Работаем сдельно. Круглые сутки в три смены. Это бурение американское, приспособленное инженером Капелюшниковым для бакинской промышленности.

Кроме того, есть ударное, - но его выводят, потому что хуже и дороже. Я вспомнил из какого - то отчета, что проходка одной сажени вращательным бурением стоит 375 руб., а ударным - около 725 руб.

- Там люди ворочают, а здесь мотор работает.

Его глаза уставились на железный стержень, который, обвитый канатом, быстро крутился.

- Внизу долото из лучшей стали.

Я слушал объяснения и думал, что стержень, как шприц, проткнет земляную корку до крови.

и брызнет из глубин косматой гривой фонтан черного золота. Усевшись в углу, я любуюсь на работу блока который беспрерывной лентой тянет из скважин стержень. Изредка бросаю взгляд на черную доску, где мелом выведено «312 футов». Это глубина скважины. Подошли к нефтяному слою и, боясь его пройти, после каждого фута, берут пробу земли. Из последних трубок я вместе с рабочими беру пристывшие кусочки белой глины, и они пахнут нефтью.

Добыча

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Рабочий подросток

В изображении художественной литературы