Куда ехать летом

Н Иванова| опубликовано в номере №57-58, июль 1926
  • В закладки
  • Вставить в блог

На Мурмане

Пловучему Морскому Научному Институту...

ВЫСОКАЯ прибрежная скала. Беспредельный океан. Изрезанный берег. Как опрокинутые, стоят ближайшие скалы. Где скала, где ее отражение вводе? Над горизонтом солнце. Золотая полоса искрится и играет на гребнях волн, сверкает, переливается в брызгах пены.

Тихо, как заколдованные, стоят скалы, сверкает, искрится океан. Розовеют облака.

Часы показывают час ночи. Где мы? На Мурмане, далеко - далеко за полярным кругом. В сказочной стране полуночного солнца.

ЕКАТЕРИНИНСКАЯ гавань. Порт Александровск. Взорваны динамитом суровые гранитные скалы. Прочный помост пристани повис над океаном. Широкое шоссе - опять динамит. Сгрудились постройки, перемешались со скалами. Прямо в воду смотрятся окна.

Пароходы, боты, шняки, елы. Шлюпки всех величин и видов. Острия мачт точно грозят небу. Чайки шныряют среди сети веревок и мачт. Вороха моржового клыка. Горы бочек с ворванью и рыбой. Груды тюленьих и моржовых шкур.

Ушастые шапки, поморки, тяжелые сапоги, короткие трубки в зубах. И через пять слов, шестое - треска. Финны, русские, лопари, шведы, норвежцы, англичане, - кого тут не встретишь! Рядом с автомобилем разлапистый северный олень, рядом с миноносцем - нордландбот, «корабль викингов» 1), рядом с огромными тралами - примитивные яруса. Двадцатый век и... десятый.

Черное, белое и голубое. Только три цвета. Голубое - небо? Нет! Черные осыпи и холмы, сплошные слои шифера. Безнадежно - унылы черные равнины и овраги, черные долины. Они строги, суровы. Вдруг яркое голубое пятно. Еще! Еще! Цветы. Громадные пятна незабудок. Точно небо вдруг кусками попадало на черную землю. Не видно листьев, стеблей. Одни цветы. А рядом... рядом снег. Сверкающей белизны, режущий глаз. Черная, как уголь, земля, снег и незабудки. Точно в горячечном бреду разбросал художник белые и голубые пятна по аспидной доске. Тонкий аромат несется от цветов, искрится, переливается алмазный снег, мрачно чернеют скалы. Кругом синее небо и синий океан. Ярко сверкнуло крыло птицы... Унылый крик чайки... И - тишина.

Черное, белое и голубое.

Одно из самых крупных промысловых становищ Мурмана - Териберка. Устье речки, Териберская губа, изрезанный берег. Стая промысловых судов - шняки, елы. Пара пароходов. Точно из норвежской саги 2) вырвались нордландботы. Высоко поднятый нос - еще варяги 3) плавали на таких.

Песчаная отмель. Кучки домиков. Длинные ряды развешенных сетей. Тянут невод. В море, перед отмелью, лодки. С них кричат, машут руками. На берегу то одно, то другое крыло невода подтягивают ближе к отмели. Показались и крылья. Заблестели в веревочной ячее рыбки. Невод на берегу. Серебряной струей льется из мотни в корзины рыба. Слышится характерный запах огурцов.

Это ловят мойву, наживку для трескового лова. Никуда не уйдешь на Мурмане от трески. Везде она, все связано с ней.

... Промысловое суденышко - шняка - болтается по волнам. Кругом - синий простор. Там - далеко, далеко к югу встают из океана высокие гранитные стены Мурмана, ярко блестят белые снежные пятна.

Катятся невысокие пологие волны, покачивают шняку. Откуда бегут они эти волны? От далекого, заманчивого в своей недоступности, полюса.

Качается шняка, дремлют поморы - рыбаки, подпрыгивают на волнах куски дерева с флажками - поплавки выметенного в воду яруса. Там, далеко в воде, тысячи бечевок с крючками, насаженными живыми рыбками - мойвой. Там, у дна, ходят стаями и они - треска, пикша. Подпрыгивают поплавки на воде, качается шняка. Мы дремлем и ждем.

Пора. Быстро выбирается из воды веревка с камнем - якорем... Вот и первые крючки яруса показались. Блеснула в воде крупная рыба, еще, еще... Дождем сыплется треска в шняку.

- Палтус, - кричит рыбак. Огромная камбала неподвижно висит на крючке. Тяжелая - пудов до 5 весом. А подняли мы ее на тонкой бечевке - ведь, в воде тащили.

Сильнее поднялся ветер. Пеной забелим гребешки волн.

- Мачту! Парус!

Быстро несется шняка к берегу, тяжело взбирается на гребни волн, точно проваливается вниз с волны. Соленые брызги летят в лицо. Багровые пятна полуночного солнца бегут, пляшут на волнах.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

«Круглоголовые» и «Кавалеры»

Английская буржуазия в борьбе за власть

Бэрд против Амундсена

Открытие северного полюса

О классиках

«Избранные произведения русских и мировых классиков», ГИЗ, 1926