Конец панской Польши

Б Изаков| опубликовано в номере №323, ноябрь 1939
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Наконец - то, по крайней мере, начнется война, потому что я уж совсем соскучился... Ей - богу, Панове, я нынче проникся пророческим духом и убежден, что мы побьем этих негодяев, мерзавцев, чулочников, рыбоедов и всю их плеяду! Мы им зададим такого перцу, что до новых веников не позабудут!

Эти слова принадлежат ясновельможному пану Заглобе, небезызвестному персонажу из исторических романов польского писателя Генрика Сенкевича. Пана Заглобу отнюдь нельзя назвать особенно положительным литературным типом: писатель наделил его чертами чванливого хвастуна и забияки. Тем не менее правители бесславно распавшегося польского государства, по - видимому, брали Заглобу себе в пример. Они всячески стремились не уступать этому бравому пану в бахвальстве и кичливости.

Всего несколько месяцев назад один из руководителей польской армии, генерал Сикорский, писал в парижской печати: «Польша окажется на высоте своей миссии. Польская нация обладает высокой добродетелью - пламенным и сознательным патриотизмом. Поляки будут защищать свою страну до последней капли крови. А воля к борьбе всегда была и по сей день остается важнейшим элементом боевой ценности нации. Обладая крепкой и надежной армией, Польша сумеет защищаться при всех условиях, - даже если бы ей пришлось бороться в одиночку... Польша останется верна своей прекрасной военной традиции!»

Следуя этой «прекрасной военной традиции», потомки Пана Заглобы шумливо размахивали саблями и болтали о «победоносном шествии на Берлин». Английские и французские военные эксперты придерживались более скромной оценки боевых качеств польской армии чем их варшавские коллеги, Но и они утверждали с немалым апломбом, что даже без посторонней помощи Польша в состоянии противостоять натиску германской армии в течение трех - шести месяцев.

События показали близорукость этих прорицаний. Польская армия дрогнула при первом же боевом соприкосновении с неприятелем. «... Оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем - Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей» (Молотов).

Причины беспримерного разгрома и последовавшего затем распада польского государства были заложены в нем самом.

История уже знала пример, когда Франция пыталась создать в лице Польши некое обоюдоострое оружие для борьбы в двух направлениях: на восток, против России, и на запад, против Германии. В 1807 году Наполеон создал Великое герцогство Варшавское, предназначение которого заключалось в том, чтобы одновременно служить французским форпостом против России и постоянной угрозой в тылу у вассальных немецких княжеств. Возникшее по воле Наполеона, Великое герцогство не могло быть жизнеспособным: слишком 'большие задачи были возложены на это слабое порождение императорской дипломатии. Сами поляки сложили ироническую поговорку, довольно точно отражавшую положение дел в Великом герцогстве: «Герцогство Варшавское, монета прусская, армия польская, король саксонский, кодекс французский». Польские легионы, сформированные на территории Великого герцогства и впоследствии принявшие участие в походе на Москву в составе наполеоновской армии, были, по существу, наемными войсками французского императора. Мертворожденное детище Наполеона погибло в водовороте бурных лет, завершившихся распадом его империи.

Неизвестно, вспомнили ли победители в войне 1914 - 1918 годов о неудавшемся опыте Наполеона I. Так или иначе, они повторили этот опыт, создав в Версале польское государство, предназначенное служить своего рода бастионом на востоке Европы как против молодой Страны советов, так и против побежденной Германии.

Чтобы укрепить этот бастион, к нему были присоединены земли, которые никак нельзя было назвать польскими, земли, где поляки составляли - явное меньшинство населения. Так было основано искусственным путем многонациональное польское государство; в составе 34 - миллионного населения этого государства насчитывалось не менее 8 миллионов украинцев, 3 миллиона белоруссов и около 4 миллионов представителей других национальностей. Перефразируя старую поговорку, можно было с полным основанием сказать: государство польское, население многонациональное, капиталы иностранные, армия франко - английская.

Западная Украина и Западная Белоруссия - обширные земли с огромными и полностью еще далеко не использованными природными богатствами. Это прежде (всего сельскохозяйственные области, естественные условия которых благоприятствуют развитию земледелия. Многочисленные леса сохраняют в почве влагу и защищают посевы. Плодородная почва и хорошие климатические условия позволяют возделывать разнообразнейшие сельскохозяйственные культуры: пшеницу, рожь, ячмень, овес, лен, коноплю, кукурузу, картофель, подсолнух, свеклу и другие, - а также выращивать фрукты: яблоки, груши, виноград и пр. Развитие технических культур может обеспечить все условия для расцвета таких отраслей промышленности, как пищевая, винокуренная, сахарная, табачная, пивоваренная.

Западная Белоруссия, а также Западная Украина имеют высококачественные леса. В знаменитой Беловежской пуще, как и по склонам Карпат, - произрастают ценные породы леса: граб, бук, дуб и пр. Эти леса являются отличной базой для развития деревообрабатывающей и спичечной промышленности.

Ископаемыми особенно богаты склоны Карпатских гор и окаймляющий их пояс предгорий - - так называемое Подкарпатье на Западной Украине. У подножья Карпат расположены обширные месторождения нефти в районах Борислава, Тустановиц, Станиславова, Биткова и Мражницы. Эти районы давали около 80% всей нефти, добывавшейся в Польше. При этом западноукраинские месторождения нефти разрабатывались далеко не полностью. На Западной Украине имеются также крупнейшие залежи соли, фосфоритов, озокерита. Кое - где на Западной Украине и в Западной Белоруссии обнаружены также залежи углей и металлов.

Панский режим искусственно тормозил развитие богатых западноукраинских и западно - белорусских земель.

Западная Украина и Западная Белоруссия были превращены во внутреннюю колонию польского империализма. Польские империалисты держали восточные окраины своей страны в состоянии безысходной Экономической отсталости. Они Сознательно душили там промышленность: особые законы запрещали строить на Западной Украине и в Западной Белоруссии крупные промышленные предприятия и электростанции, а налоговой пресс губил ранее действовавшие фабрики и заводы. За два последних десятилетия на Западной Украине и в Западной Белоруссии закрылось много льнообрабатывающих предприятий, винокуренных заводов, кожевенных, текстильных и других фабрик. По замыслу бывших правителей Польши, Западная Украина и Западная Белоруссия всегда должны были оставаться аграрными придатками государства, поставщиками сельскохозяйственного сырья и покупателями промышленных изделий по ценам, диктуемым польскими капиталистами.

Сельское хозяйство Западной Украины и Западной Белоруссии составляло собственность польской аристократии: Радзивиллов, Замойских, Любомирских, Скужевских, Сапер, Чарторыйских, Потоцких и прочих графов, князей и дворян. В иных уездах Западной Украины и Западной Белоруссии помещичьи вотчины занимали две трети всей земельной площади. Украинские и белорусские крестьяне систематически вытеснялись с дедовских земель. Эти земли становились достоянием «осадников» - колонистов - кулаков из отставных военных и жандармов. Пан - помещик и пан - «осадник» заслужили неугасимую ненависть украинских и белорусских крестьян.

Культура украинского и белорусского народов была поставлена в Польше вне закона: будь это им по силам, паны расстреляли бы эту культуру. Украинская и белорусская культура подвергалась неустанным преследованиям. Хоровое исполнение украинской или белорусской народной песни считалось опасным 'революционным актом. Украинские и белорусские культурно - просветительные учреждения, читальни, школы закрывались. В 1919 году на Западной Украине действовало 3500 украинских школ, а через двадцать лет их осталось только около двухсот. В бывшем Новогрудском воеводстве поляки составляли всего одну пятую часть населения; между тем в 96% местных школ преподавание велось только на польском языке. Больше половины жителей Западной Украины и Западной Белоруссии оставалось неграмотным. Польские паны гордились этими страшными цифрами как итогами политики «ополячения».

Но панам не удалось сломить национальное сознание украинского и белорусского народов. Народные массы боролись за достойную и свободную жизнь на земле своих отцов, за культуру, пронесенную ими через века. На Западной Украине и в Западной Белоруссии никогда не прекращалось всенародное сопротивление колонизаторской политике польского империализма. Глухое сопротивление подчас выливалось в народные восстания - тогда дрожали паны в своих родовых усадьбах и «осад - пики» на своих хуторах. Годы 1930, 1932, 1933, 1937 ознаменовались массовыми крестьянскими выступлениями на Западной Украине и в Западной Белоруссии. О размерах этих выступлений можно судить по следующему примеру: в одном лишь районе Диски в стычке с польскими войсками участвовало 10 тысяч крестьян. Огнем и мечом подавляли польские паны выступления свободолюбивых украинцев и бело - руссов: дотла выжигались деревни и села, их население подвергалось поголовной порке и мучительным пыткам, лучших сынов народа расстреливали и бросали в тюрьмы. Даже буржуазные английские и французские газеты не раз лили крокодиловы слезы по поводу кровавых «пацификации», производившихся польскими войсками и полицией на Западной Украине и в Западной Белоруссии.

Таковы были взаимоотношения между украинским и белорусским населением и правящим режимом в Польше. 11 миллионов украинцев и белоруссов видели в панской Польше ненавистную тюрьму народов.

Но и польские трудящиеся отнюдь не являлись опорой панского режима. Что он им принес, кроме горя, нищеты и полицейского террора? В деревнях Польши насчитывалось до 8 миллионов человек, не имевших никаких источников существования. Общеизвестно, что в польской деревне крестьяне обходились почти без мыла и керосина, расщепляли на несколько частей спичку, варили по нескольку раз в одной и той же соленой воде картошку. Польские рабочие занимали по своей заработной плате одно из последних мест в Европе. 80 процентов из них зарабатывали ниже прожиточного минимума. Польские экономисты насчитывали прошлой зимой в промышленности страны 2 1/2 миллиона безработных. Народные массы нищенствовали, голодали, болели всевозможными болезнями, вымирали.

Зато в Польше было приволье для иностранных капиталистов. В ряде отраслей промышленности преобладали иностранные капиталы, в особенности французские. Иностранные капиталисты держали в своих руках большинство предприятий в горной, металлургической, нефтяной, электротехнической, химической и других отраслях промышленности. Иностранные капиталисты оказывали решающее влияние на все государственные дела Польши.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Разгром белополяков

Из истории гражданской войны