Комсомол на крыше мира

опубликовано в номере №80, июнь 1927
  • В закладки
  • Вставить в блог

На четыре тысячи метров над уровнем моря возвышается плоскогорье Памир; оно известно под именем «Крыши мира».

Еще в древнейшие времена, на заре человеческой истории, через это мрачное, безлюдное плато пробирались в богатую пышную Азию длинные караваны римских купцов. Дикие громады Тянь-Шаня и Гинду - Куша представляли для караванов непреодолимые препятствия, потому - то и шли караваны через «Крышу мира», которая являлась гигантским мостом, перекинутым через горные громады.

Проторенной дорожкой купеческих верблюдов воспользовались впоследствии христианские и магометанские проповедники, потянувшиеся в языческую Азию с проповедью креста и полумесяца.

Памир стал важнейшим пунктом столкновения «азиатских интересов», крупнейшим узлом азиатской политики двух хищников: Британского королевства и царской России.

Потому - то и держалась так крепко за это унылое плоскогорье царская Россия, потому - то и подавляла с необузданной, чудовищной жестокостью освободительные движения туземцев. Лучшие царские генералы, самые славные витязи двуглавого орла посылались на удушение всякой попытки к раскрепощению со стороны населения горных областей Памира и Ферганы.

Когда в 1875 - 76 гг. вспыхнула так - называемая «Священная война», объявленная кокандцами России, на усмирение мятежников был послан молодой, но талантливый полковник Скобелев, будущий герой Шипки и Плевны, будущий «белый генерал».

За блестящее подавление мятежа Скобелев был произведен в генералы, а кокандцы надолго утратили всякую охоту к восстанию и сопротивлениям «белому царю».

Много десятилетий гуляли свирепые, упрямые ветры по каменистой пустыне, заливая зимой все плоскогорья такими чудовищными буранами, что, по свидетельству многих исследователей, обитание на Памире людей «решительно невозможно».

Однако, жили и живут на Памире упрямые, обветренные люди, которые борются с лесными медведями и леопардами и дружат с ветрами и лохматыми овцами, и невылазные, бездонные снега отрезали «Крышу мира» от всего осязательного мира.

Потому - то и не знали ничего путного о событиях в России до самого лета одичавшие горные пастухи.

С первыми ласточками начали прилетать на Памир невероятные, жуткие слухи, которые решались передавать друг другу только тишайшим шепотом, только на ухо, - до того они были чудовищны и призрачны.

А потом пошли гулять по Фергану дикие табуны басмачей, и снова на целые годы отрезали Памир от всего, что делалось в далекой России, и до самого 23 года с тоской глядели на запад пастухи и гадали, кто придет оттуда: «белый генерал» или свобода.

И только когда последних ферганских басмачей разогнали и перебили, ожил Памир. Поднялась молодежь. Закипела работа. Вскоре по области уже создалось 12 комсомольских ячеек, было образовано областное бюро. Тяжелым камнем болталась на ногах молодой организации вековая забитая рабская некультурность, неграмотность, непролазная дичь традиций и суеверий.

Предоставленная сама себе, организация два длинных года провела в страшной неравной борьбе за новую жизнь. «Законы отцов» оказались слишком живучими и тяжелыми, чтобы их могла свергнуть и скинуть с высоты четырех тысяч метров горсточка фанатичной молодежи. В 1925 г. комсомол Памира начал разваливаться, и лишь к 1927 году он переживает вторую волну роста.

28 января 1927 года в областном центре Памира - Хороге была созвана областная конференция комсомола. Упрямые, фанатичные дети пастухов оказались достойными детьми и свободной «Крыши мира»!

По глубочайшим снегам, без дорог, по безлюдной пустыне шли и ехали делегаты на конференцию, в мороз, доходивший до 35 - 40°

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Бой за теленка

Национальные игры