Колесов-младший

Семен Гарин| опубликовано в номере №678, август 1955
  • В закладки
  • Вставить в блог

1

Глубокая синева и нежная зелень - эти краски главенствуют над городом в погожие дни, когда солнце щедро льет свои лучи на улицы и парки, на широкие просторы Невы. В такие дни еще более прекрасен Ленинград - строгий, торжественный, бесконечно родной.

Саша дошел до середины Невского и машинально остановился у большого красивого дома. Открыл, не задумываясь, массивную дверь и вошел, как входят к добрым знакомым. Небольшой чемоданчик, легкое серое пальто оставлены в раздевалке; юноша проходит мимо каких - то гудящих шкафов, мраморных досок с разноцветными лампочками и рубильниками. Знакомая дверь. Здесь «Лаборатория резания металлов».

Ранний час, но в лаборатории людно. Вокруг токарного станка, что у самого окна, столпились подростки. В центре пожилой человек в опрятном рабочем халате - Владимир Иванович Кротов. Едва заметным кивком он приветствует Сашу и, глядя с добродушной усмешкой на ребят, включает станок.

- Значит, ясно, отчего станок крутится? Что ж, и это неплохо знать для начала. Не думайте, что мы родились токарями... Я уверен, что многим из вас полюбится наша профессия, и мы еще не раз встретимся здесь, в Доме техники. У нас тут и начальная школа, и университет, и академия. А ну - ка, поворот на сто восемьдесят градусов!

Противоположная стена увешана большими портретами самых знатных токарей и фрезеровщиков.

- Этого товарища знаете? - Кротов указывает на первый портрет.

- Генрих Борткевич! - хором отвечают школьники.

- Так... А это?

- Павел Быков...

- Дальше?

- Иван Леонов... Фрезеровщик с Кировского...

- Точно! Ну, а крайний?

- Василий Колесов... Волжанин...

- Всех знаете! Как народных артистов! Многие из них, когда начинали, приходили к нам, учились. Потом другим передавали свой опыт и опять учились...

Владимир Иванович включает станок, переходит от элементарного к более сложному. Он рассказывает о последних достижениях токарей, о скоростном и силовом резании, о созданной новаторами чудодейственной геометрии резцов, о различных пневматических зажимных устройствах, хитроумных приспособлениях, продвигающих технику вперед. Вьется из - под резца вороненая стружка, сыплются опилки. Ребята стоят как завороженные, и даже самые беспокойные, которых приходилось останавливать, чтобы не обожглись стружкой, и те притихли.

Многое из того, что рассказывает токарь, похоже на чудо. Оказывается, пластинки из глины режут самые крепкие стали лучше и быстрее, нежели сверхпрочные сплавы.

- Да, из глины! - подтверждает Владимир Иванович и строго спрашивает: - А каждый знает формулу AL2O3?

- Глинозем - окись алюминия! - гремит хор.

- Верно! Так вот, термокорундовые резцы, изготовленные из этой глины, оказались неизмеримо прочнее и в сотни раз дешевле, чем такой распространенный сплав, как победит, состоящий из редких и дорогих элементов - кобальта, титана, вольфрама. Придумали это новаторы - рабочие в содружестве с учеными.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены