Книги светлое лицо

Надежда Назаревская| опубликовано в номере №1321, июнь 1982
  • В закладки
  • Вставить в блог

С чего начинается производство книги? С кипы машинописных страниц в скучной канцелярской папке, которая затем превращается в книгу в яркой, красочной обложке с иллюстрациями, подобранными с тонким вкусом и которая уже сама по себе является произведением искусства. Чьими руками, мыслью, фантазией произошло такое чудесное, сказочное превращение? Трудом многих людей. Литературных и технических редакторов, печатников, переплетчиков, наборщиков. Весь этот коллектив объединяет и направляет его усилия художник книги. Его точный, профессиональный взгляд определяет цвет и фактуру переплетного материала, зрительный ряд иллюстраций, он, учитывая особенности печати, набора, шрифтов, создает полиграфический, как часто говорят мастера-печатники, образ книги. В таком обилии утилитарных, совершенно необходимых технических процессов, важно сохранить и выделить свое индивидуальное видение будущей книги. Остаться художником, мастером.

Творческая судьба лауреата премии Ленинского комсомола Василия Терещенко сложилась удачно. В 28 лет он становится главным художником Политиздата, одного из важнейших издательств страны. Ежегодно оно выпускает около четырехсот названий книг, буклетов, различные календари: настольные, женские, молодежные, спортивные... И все это проходит через руки главного художника, требует постоянного разнообразия в оформлении, с учетом требований времени.

Диапазон творчества Терещенко огромен. От политической, научной и учебной литературы, с ее строгостью и точностью в оформлении, где фантазия и чувства как бы заведомо приглушаются, уступая место рациональности, но в то же время необходима и определенная живость, самобытность, – до детских книжек, веселых и забавных, герои которых в жизни встречаются на каждом шагу, невольно вызывая желание наполнить книгу этими реальными мальчиками и девочками.

Потребность населять прочитанные книги своими героями, как он их видит, представляет, помещать их в ситуации, наиболее сильно затронувшие воображение, появилась у Терещенко давно. В детстве. Тогда все казалось просто: прочел, представил, нарисовал. Сюжеты. Герои. И много разных лиц. Отважные и смелые рыцари без страха и упрека, уродливые в своем коварстве злодеи. Они волновали, заставляли искать все новые краски, штрихи, линии, множество самых разнообразных мелочей, чтобы оттенить характер, усилить динамизм повествования. Это была как бы игра. Увлекательная и веселая, она захватывала в свой плен, будила фантазию и незаметно перерастала в нечто большее, чем игра. В то, что впоследствии захватило его полностью и безраздельно, стало смыслом всей жизни, смыслом творчества.

Василий родился и вырос в Полтаве. Там и пришло к нему ощущение красоты, прелести и богатства постоянно меняющегося мира. Все началось отсюда, с родины детства, с тихого тогда еще городка, уютного, неторопливого. Он утопал в сочной зелени, наполнялся весной запахом цветущих вишен. Хотелось все перенести на бумагу. Чтобы белый лист ожил и разукрасился, чтобы сохранилось ощущение красоты и оставить его навсегда с собой, и можно было вернуться к нему, вспомнить. Он мечтал стать художником. Но что есть профессия «художник книги» – в те годы об этом не имел ни малейшего представления.

В шестнадцать лет Терещенко уже работал. Был разнорабочим, затем оформлял витрины магазинов, писал декорации в местном драматическом театре. Это было уже практическое применение своих способностей, своего таланта, но было еще далеко до воплощения мечты, которая к тому же тогда была неясной, неосознанной. Учился в вечерней школе. И в это время он познакомился с двумя студентами Московского полиграфического института. Приезжая на каникулы в родную Полтаву, они будоражили воображение будущего художника красочными рассказами об институтской учебе, но, главное, привозили с собой массу рисунков, иллюстраций к произведениям, показывали макеты будущих книг. Для Василия Терещенко все было поразительно, он узнавал о вещах, которые, казалось, дремали в нем, были созвучны, его мыслям и настрою. И не хватало только какого-то штриха, маленькой детали, которая дала бы толчок и высветила то, что в душе зрело подспудно. И, в который раз просматривая рисунки товарищей, он вдруг понял четко и определенно: книга и только книга – его дело и призвание.

И хотя школа была закончена с золотой медалью и была уверенность в своих силах, убежденность в выборе профессии, в Москве его ждало разочарование. В списках зачисленных в Московский полиграфический институт он не нашел своей фамилии. В это трудно было поверить, столько надежд, столько планов, казалось, должно быть разрушено... С этим не хотелось мириться. Он стоял обескураженный, не чувствуя, видимо, от неожиданности ни злости, ни даже обиды. Только недоумение: почему? Как могло это произойти? Тогда по счастливой случайности рядом с ним оказалась преподаватель с факультета редактирования. «Почему бы вам не попробовать поступить на наш факультет?» – спокойно спросила она, угадывая настроение абитуриента. Такого простого решения проблемы он не предполагал. Он оставался в Москве, в его распоряжении были музеи, выставки. Много выставок. От дежурных и ничем не примечательных до сенсационных, редких. Это давало возможность сопоставлять, отмечать манеру и стиль письма, чем-то восхищаться и многие дни быть под впечатлением увиденного или отвергать, яростно и жестко...

Он прилежно изучал положенные предметы в институте. Но не хотел мириться с тем, что путь на заветный факультет оставался для него закрытым. Руки тянулись к краскам, рождались сюжеты картин, с каждой прочитанной книгой возникали новые образы, которые волновали и словно бы требовали права на жизнь не только в воображении художника, но и признания и оценки читателей. Упорство и настойчивость юноши были замечены деканом, который разрешил сдать экзамены экстерном за первый курс на факультет художественного оформления, но на вечернее отделение.

И снова учеба и работа. На телевидении, в журналах, в издательствах. Рисовал обложки, иллюстрировал рассказы, пытался оформлять книги. И вот, наконец, первая крупная печатная работа в Москве – обложка февральского номера «Юности» в 1966 году. За эти годы профессионального становления закалилось желание самоутвердиться, стать духовно самостоятельным, молодой художник воспитал в себе удивительную работоспособность.

В жизни каждого художника наступает момент, когда искания уже позади, когда появляется опыт, возникший из ошибок, просчетов, удач и верно найденных решений. Наступает пора зрелости, профессиональное мастерство достигает своего высшего расцвета, четко определяется гражданственность.

– Когда я вижу книги в серых, невыразительных обложках, – говорит Василий Терещенко, – книги, оформленные безвкусно и бездумно, когда от них веет равнодушием людей, которые, казалось бы, должны все свое умение, знания, профессионализм направить на обратное, мне становится жаль лес. Загубленные деревья, дальнейшая жизнь которых вот так неудачно продолжена. И жаль читателя.

Что нужно для того, чтобы книга вызвала внимание? Красочность, неожиданные цветовые сочетания, броские и привлекательные. Чтобы внешний образ книги и ее содержание совпадали, выражали дух времени, отвечали требованиям сегодняшнего дня, следовали определенному стилю и даже моде в положительном, естественно, смысле этого слова.

В книжном искусстве достичь такой гармонии необычайно сложно.

Творческий поиск, творческие находки Василия Терещенко наиболее полно выразились в оформлении ленинских трудов. Самым главным каждый раз было найти художественный образ будущей книги. Важно передать атмосферу того времени, дать читателю возможность понять историческую эпоху. В сборнике, включающем две ленинские работы – «Как организовать соревнование?» и «Великий почин», использован флаговый набор текста, то есть каждая строка разного размера создает впечатление развевающегося флага, а сквозные, «идущие» через всю книгу изобразительные элементы – шмуцтитулы, это отдельные страницы, открывающие новые статьи, с документальной фотографией или кинокадром на последующем развороте, – держат весь ансамбль. На суперобложку вынесены те же уменьшенные фотографии и пояснительный текст. Такое оформление и создает особую атмосферу восприятия текста.

Иной раз образ книги рождается неожиданно. Как-то на типографском складе Василий Терещенко увидел необычную бумагу с палевым оттенком «под старину». А что, если использовать ее как ведущий образный элемент, создающий колорит начала века? Так было найдено решение одного из изданий книги В. И. Ленина «Государство и революция».

– Прекрасное, емкое произведение, – говорит художник о горьковском очерке «Ленин», – написанное на высоко душевной ноте. Хотелось бы, чтобы и зрительно книга соответствовала накалу страсти, мысли, эмоций писателя.

И художнику это удалось. Изобразительный ряд строится из фотографий, воссоздающих обстановку, окружавшую Владимира Ильича, места жизни и деятельности Ленина в те годы, даются портреты друзей и соратников вождя. Книга получилась цельной, с высоким эмоциональным звучанием.

– Мечтаю художественно оформить основные ленинские работы, чтобы они составили целую библиотеку.

Экономичная книга – лозунг сегодняшнего дня полиграфии. Но бережное отношение к бумаге, а значит, и к лесу, не должно убить другие эмоции – грустно видеть и убогие книги. Современные тенденции оформления, сохраняя требования экономии, дают богатейшие возможности художнику.

Понять своего современника и следовать его восприятию собственным ритмом линий и красок – значит оказаться на уровне требований времени.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены