«Келерша»

П Сахаров| опубликовано в номере №18, ноябрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

Пашка Новиков вытер указательным пальцем нос, вздохнул так, что сопли сочно затрещали, и проворчал:

- Нет, уж. Дудки... До пяти на заводе тыркался, устал как черт. Пришел в клуб отдохнуть, а тебя на политграмоту тащат... Пойду на драмкружок...

В зале, на сцене, репетиция в полном разгаре. Руководитель Рогоносцев, из Меерхольдовской студии, азартно машет руками и, потрясая толстой тетрадкой над головой сконфуженного парня в необъятном клеше, гремит:

- Че - ерт, пойми, если ты генерала играешь, то и разговаривай по - генеральски: - "Что? Коммунистка? Расстрелять..., а ты мямлишь, тютей какой - то...

Генерал сосредоточил все свое внимание на папиросном окурке и делает вид, что страшно заинтересован фабричным клеймом.

Пашка подходит к сцене и садится на визгливую, расшатанную скамью. С интересом глядит на репетицию. Чудно?... Выдумает ведь этот Рогоносцев, из Мишки Шестеренкова вдруг генерала сделать хочет. Он и в любви - то не умеет изменяться.

Пашка презрительно подбирает губы и насмешливо смотрит на сцену, где Мишка и Сонька из «Москвошвей», играющая коммунистку, монотонно, словно по книжке декламирует:

- Мы - пламя будущей жизни, расстреляйте меня, за мной придут тысячи новых...

- Что молчать? Эй, дежурный, в 24 часа... Сонька дергает плечами и спокойно отвечает:

- Мерзавцы, палачи! Душители!

А Рогоносцев - красный, волосы на лбу мокрые, лицо вспотело.

- Ой - е - ей. Без ножа зарежете! Ты раскуси, ведь тебя сейчас расстреляют, убьют! Встань вот так, голову выше, сожми кулаки.

Сонька послушно подымает голову и замирает. Пашке смешно:

- Вот дура - то, ежели расстреляют, надо кричать, волосы рвать, а она стоит словно телеграфный столб без проводов... Вот я бы...

К руководителю подходит староста драмкружка.

- Товарищ, Рогоносцев, у нас во втором, действии первого монистра нет. Акимова назначили, а он заболел.

- Ну, найди кого - нибудь.

- Да кого же? Все члены кружка в пьесе заняты.

Рядом, за неплотно прикрытой дверью, надрывно дребезжит рояль и звонко несется песня:

"На квартиру к нам заехал комиссар, На квартиру к нам заехал комиссар. Весь израненый, так жалобно стонал, Весь израненый, так жалобно стонал"...

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Седьмой октябрь в подпольи

Корреспонденция с запада

Письма рабфаковца Рудакова

Письмо первое: почему Коминтерн молодежи победит?