Катя

Г Шубин| опубликовано в номере №18, ноябрь 1924
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Ты хочешь со мной покрутить и бросить?

- Могу и жениться.

- Ты молод.

- Мне семнадцать годов, а есть случаи, что комсомольцы женятся в 16 лет.

А море поет.

И охватываю я Катю со всем молодым пылом, и чую, что она дрожит, рвется из моих рук.

- Пусти, - просится, - ты мне глянешься, но мало знаком.

- Посмотри мое личное дело, - отвечаю я, - заверенное печатями... Там узнаешь, как у меня стаж, а также подвергался ли я репрессиям, и какие должности занимал, и какой мой социальный корень...

Она говорит:

- Глупенький, что значит мертвая анкета?

И поспешно оставляет меня. И только вспомню, что я держал Катю в собственных руках, так и начну приплясывать и все 4 версты до города распространял громкие песни, отчего разошелся слух, что Федька был пьян, на что я привел всякие доказательства, и ложь была убита до основания. И скажу я тебе: многих я миловал и меня многие миловали, чему способствует моя внешность, но ни разу не испытал я такого восторга, потому что то была первая любовь, когда молодой организм не имел опыта и малое принимал за многое.

- Стой, куда мы заехали?

- Правь влево!

- Эка беда.

- Ничего!

- Мои весла давно дремали.

Федька давно положил правило поперек лодки, и она, вздрагивая и поскрипывая, - увлекаемая властным течением, несется на острый, чуть выступающий камень. Полтора аршина отделяют нас. Наскочим - перевернемся. Мы побледнели. Сами - то выплывем, а ружья. - Я бросаюсь к носу, и, когда лодка почти долетела до камня, выбрасываюсь на скользкое острие и, держась за борта, толкаю челнок в бок.

Челн быстро уходит, и, не успевши впрыгнуть, я по грудь погрузился во вспененную пучину.

- Сиди на месте, - крикнул я, - чего бросился - опрокинешь.

И до боли напрягая мускулы, поднимаюсь до уровня борта.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены