Как зимовка, десятый «А»?

Юрий Рагозин| опубликовано в номере №1388, март 1985
  • В закладки
  • Вставить в блог

Молодые животноводы, готовясь XXVII съезду КПСС, выходят на новые трудовые рубежи

Властно, по-хозяйски громко зазвенел будильник. Еще не проснувшись окончательно, привычным движением руки Лена хлопнула его по звонку. Без пятнадцати пять. Ножницы-стрелки медленно отстригают самые блаженные минуты.

Будильник стоит рядом с кроватью Лены Смирновой, и вот уже почти год, как в ее негласные обязанности входит просыпаться первой и отключать поторапливающий звонок. Не торопиться можно лишь Марине Васильевой: она работает лаборанткой на ферме, и ее день по здешним меркам начинается довольно поздно — с семи-восьми.

До фермы недалеко — минут пять ходьбы. Коровы еще полеживают; однако, едва завидев своих юных хозяек, с неуклюжей проворностью поднимаются и нетерпеливо перебирают ногами. Сейчас, сейчас, успокаивают их девчата, получите свою сладкую запаренную солому с лузгой. А потом первая дойка.

В двенадцать часов дня опять кормление. Потом дневная дойка. (Вече ром, в семь часов, все повторяется.) Девочки включают кормовой транспортер и берутся за вилы. У буренок хороший аппетит: одного только силоса им нужно каждой по четверти центнера в день. Здесь, на Вочуровской ферме, двести голов. Умножьте двести на двадцать пять, и вы получите круглую сумму с тремя нолями. Для нас это просто цифра, для коров — вкусная пища, для доярок — тяжелые охапки сена, которые надо перекидать на транспортер. А в холода еще и распарить нужно. И так в зимовку каждый день.

Девчата не делят между собой обязанности. Комсомольско-молодежная ферма работает по единому наряду (и показатели ее, кстати, выше, чем у двух остальных ферм колхоза). Все делают столько, сколько нужно; получается поровну. Наставницы у девчат очень опытные — Тамара Николаевна Рябкова и Зоя Ивановна Смирнова.

Николай Никитов, первый секретарь Костромского обкома ВЛКСМ. Десять лет назад выпускники средних школ нашей области выступили с инициативой «С аттестатом зрелости, с комсомольской путевкой — на вторую целину!». Это движение получило широкую поддержку. Был создан областной сводный отряд молодых животноводов, районные отряды. В состав координирующих органов отрядов — штабов — входят и представители райкомов партии, комсомола, ведущие специалисты хозяйств; это дает возможность все практические вопросы решать оперативно.

За прошедшие годы число комсомольско-молодежных ферм в области увеличилось в шесть раз. Так, например, в Мантуровском районе в 1976 году была создана первая КМФ, сейчас их десять. В сельских школах области созданы ученические производственные бригады с закреплением за ними техники, угодий. Между ученическими звеньями организовано социалистическое соревнование.

Лена Смирнова. В десятом классе нас было восемь девочек и двенадцать ребят. Сказать, что все мы без колебаний решили остаться в колхозе, было бы неправдой. Долго спорили. Тем, кто без троек закончил школу, хотелось сразу поступить в институт. В то же время мы знали, что многие наши предшественники, выпускники прежних лет, шли работать в колхозы и совхозы, оставались там на несколько лет, а кто и насовсем. Эта традиция ко многому обязывала.

Лена Козлова (была секретарем комсомольской организации Спасской средней школы). И все же до самого послед него момента не было решено: кто же остается? Помогло нам окончательно определиться, видимо, и то, что класс у нас был очень дружный. Когда на комсомольском собрании, которое называлось «Земля зовет», наши ребята заявили, что остаются — кто в СГПТУ учиться на механизаторов, кто сразу в колхоз механизатором, мы решили: если уж оставаться, так всем! И все остались.

Таня Пырялова. И я, например, ни сколько не жалею об этом. Трудно? Конечно. Помню, когда после первых четырех дней работы на ферме нас отпустили на выходной домой (родители наши живут в другом колхозе, в «Красном путиловце»), то мы еле-еле добрались до дому... Это была уже не просто двухнедельная практика после девятого класса, это была настоящая работа, и спрос уже с нас был не как со школьников, а как со взрослых. Мы и почувствовали себя взрослыми.

Валя Романова. Прежде чем идти работать в колхоз, надо было определиться, в какой. В школу к нам не раз приходили председатели колхозов, рассказывали о своих хозяйствах, аги тировали идти к ним работать. Бывал у нас и председатель «Красного сокола» Юрий Федорович Серов. Тоже звал к себе. А так получается, что уже не первый год выпускники нашей школы охотно идут именно к нему. Мы знали, что на фермах там механизация, бытовые условия хорошие: общежития, клуб, торговый центр. Все, что он обещал нам, выполнил. Общежитие дал, телевизоры и магнитофоны купил. Если что требуется, всегда помогает.

Марина Васильева. И вот, когда мы, наконец, решили остаться в колхозе, ощутили даже некоторое облегчение: дело сделано. Но, оказалось, сделано оно было еще только наполовину. Родители-то наши выступили против, да еще как! Большого труда нам стоило переубедить их. Домой, говорили, не пустим. Уговаривали нас, жалели. Плакать, говорили, будете. А когда они потом, особенно попервости, спрашивали: «Ну, как?» — мы бодро отвечали: «Все хорошо!» И улыбались...

Всех своих коров девчата знают «в лицо», знают их характеры и привычки. Есть среди них и любимые. У Тани Пыряловой, например, Резеда, или, как она зовет ее нежно, Комолена (комолая — без рогов). Комолена любит конфеты и соленые огурцы. У Вали Романо вой есть Фея, очень ласковая буренка. У Марины Васильевой — любимая коровка с маленькими, двухсантиметровыми рожками. Все они симпатичные, говорит Света Охранова, хотя есть и вредные, которые лягаются.

Зимовка в животноводстве — пора горячая. Была ли она трудной для девчат с Вочуровской фермы или других ферм колхоза «Красный сокол»? Они пожимают плечами: «Нет, пожалуй. Кормов хватает. Если транспортер из строя выйдет, так его быстро починят. Молокопровод отказывал, но тоже ненадолго. В холода с силосом возились побольше, а так... В основном все в порядке. Для нас, работающих первый год, были свои трудности. Запомнилось, как отел принимали первый раз без наставниц. Руки тряслись от волнения. Бывает ведь, теленочку даже искусственное дыхание делать приходится: ножки в разные стороны туда-сюда, в ушки по дуть, в носик. Ответственный это момент...»

Не во всех колхозах Мантуровского района гладко прошла зимовка. Если в «Красном соколе», к примеру, на каждую корову приходится по одиннадцать условных единиц кормов, то в иных хозяйствах не дотягивают и до семи. А вроде и климат один, и воздух одинаковый в округе...

...Двадцать пять лет назад принял Юрий Федорович Серов отсталый колхоз, крупно задолжавший государству. Несколько лет сам не знал ни выходных, ни отпусков, и никто в хозяйстве не знал их, вывел «Красный сокол» в передовые. Всю область, а точнее, всю Россию изъездил, перенимая передовой опыт. По мелочам, по крупицам собирал. «Все это копеечка», — приговаривал. И план теперь выполняется по всем позициям. Надои идут с плюсом, то есть из года в год прибавляют коровы, больше дают молока. Картофеля в прошлом году сдали полтора плана; нашлось картошечки и коровам, а это сразу повысило надои. Корма тут умеют и заготавливать и хранить. И нет никаких секретов у Серова.

«Вот рабочих рук маловато, — вздыхает Серов, — это да. Было б людей побольше, мы бы и еще ферму построили... А вообще строить много надо в колхозе. Деньги есть, материалов нет». Строят хозяйственным способом, а это очень трудно. Мотается председатель по областям, ищет стройматериалы.

«А строить еще предстоит!.. — продолжает председатель. — Надо кормоцех построить, — начинает загибать пальцы, — сушилочку напольную — наша немного не соответствует; получше бы столовую, чтоб пришел, поел и глазам было приятно посмотреть вокруг; жилье надо увеличивать, короче, все перечислять — пальцев не хватит.

Но главная все же проблема — кадры. В последние годы приток молодежи на село увеличился. Только в прошлом году ко мне восемь человек пришло. Ребят агитируем. Заработок гарантируем мы немалый — около восьми рублей в день, а у доярок и механизаторов больше. Дом колхоз поможет построить, поросеночка даст, угодья есть, веди на здоровье и свое хозяйство. Чего еще не хватает? Кино есть. Может, цирка недостает?.. У меня вот родственники в Ленинграде живут, так я чаще их в театре бываю... Да, вот еще: надо бы банно-прачечный комбинат, спортзал построить, бассейн хорошо бы. Молодежи повеселей будет. Мы, конечно, зовем молодых жить у нас, но даже если выпускники придут к нам и на годик-другой, и то помощь. Не решение, конечно, проблемы, но все-таки подспорье».

Ходит председатель по школам рай она, рассказывает о своем хозяйстве. Никто не может без хлеба и молока, говорит. Приходите. Живите. Пускайте корни. Бороться, считает, надо буквально за каждого выпускника. Кем хочешь быть? Оставайся на селе. Трактор хочешь? Дадим. Решишь учиться — по шлем с колхозной стипендией. С ребятами попроще, их остается больше. А вот невест им не хватает... Встречается Серов и с родителями школьников. Упираются порой родители крепко: «Мы навоз возили, пусть дети наши в чистоте поживут». «Если мы не будем работать, — отвечает им на это председатель, — страна не будет крепнуть. А на счет навоза — так у нас транспортеры для его удаления имеются. А дальше — больше, дайте срок, и мы будем в стерильной чистоте жить, еще и получше, чем в городе, воздух у нас чище, лес, речка, раздолье!..»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 9-м номере читайте об Александре Беляеве - первом советском писателе, полностью посвятившим себя научной фантастике, об Анне Вырубовой - любимой фрейлине  и   ближайшей подруге императрицы Александры Федоровны, о жизни и творчестве талантливейшего советского актера Михаила Глузского,  о режиссере, которого порой называют самым влиятельным мастером экрана в истории кино -  Акире Куросаве,  окончание детектива Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев».  и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Непобедимость

Так это было на войне

Доброе дело

Детский дом — тёплый дом

Столетья в чашечке цветка

Наука — техника — прогресс