История моего «университета»

Иван Козлов| опубликовано в номере №744, май 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

- Кто это? - удивленно спросил Гудима.

- Фрунзе! - ответил один из помощников начальника тюрьмы.

- Вот оно что! Знаю! Слышал! - со злорадством сказал Гудима. - Не надо стрелять. Мы этого героя и так повесим.

И ушел со двора, сопровождаемый свитой.

«Университет» на каторге

Во Владимирском централе находилось около тысячи каторжан. В «польском корпусе», где Фрунзе был старостой политических заключенных, мы прошли хорошую школу политического воспитания. Газетный работник большевик Самохвалов, сельский учитель Сорокин, городские учителя и студенты, отбывавшие каторгу в централе, добросовестно занимались с нами разными науками. Душой и организатором всей воспитательной работы был Михаил Васильевич Фрунзе.

На прогулках и в камерах, где только можно было, нам читали «лекции». Конечно, это были не нынешние лекции с картой, указкой и диапозитивами, но по существу, по содержанию это действительно были настоящие лекции. Особенно много их читал сам Фрунзе. Я хорошо запомнил, например, его лекции по синдикализму. Большое внимание уделялось и аграрной программе нашей партии; ею интересовались крестьяне, попавшие на каторгу после бунтов в 1905 - 1906 годах.

Жажда знаний у рабочих была огромная. Хотелось знать все: что на земле, что под землей, что на небе, что делается в других странах, как живут там рабочие и крестьяне? Мы хватались то за одну, то за другую книгу, то за несколько сразу. Со всеми неясными вопросами обращались в первую очередь к Арсению.

Иногда дело доходило до курьезных случаев. Вася Цыганков, сидевший со мной е одной камере, как - то попросил Арсения написать ему алфавит всех иностранных языков.

- Зачем вам? - с удивлением спросил Фрунзе.

- Хочу уметь читать книжки на всех языках.

- Желание хорошее. Но как вы это сделаете?

Оказалось: Вася предполагал, что достаточно выучить алфавит того или иного языка, и можно будет читать все книжки. Откровенно говоря, я тогда и сам так думал.

Работая ткачом в Орехове, Вася посещал вечернюю школу для взрослых и считался довольно грамотным парнем. Во всяком случае, писал он грамотно, чем, к сожалению, не мог похвастать я.

Однажды мы с ним горячо поспорили. Я написал по какому - то поводу заявление начальнику тюрьмы, в котором употребил слово «сделать». Перед тем, как отдать заявление по назначению, я показал его Васе.

- Заявление написано с ошибкой, - заметил Цыганков.

- Не может быть! - не поверил я.

- Надо писать «сделать», а не «зделать», как у тебя.

- Брось голову морочить! - уверенно ответил я. - Ведь слышится «з», а не «с».

8 споре я убедился, что он прав, но все же упрямо продолжал настаивать на своем. Пришлось взять в библиотеке грамматику русского языка и убедиться в своей ошибке. Об этом я Васе не сказал, но заявление переписал. С тех пор я усердно занялся грамматикой.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены