Интервенционал штрейкбрехеров под судом

Н О-В| опубликовано в номере №184, март 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Меньшевики еще по привычке именуют себя РСДРП.

Но все четыре первые буквы утратили всякий смысл.

Российская?

Какое право имеют несколько десятков записных лжецов, осевших в Берлине на хлебах у Цергибелей, на это громкое наименование? Разве только потому, что одновременно в нескольких московских квартирах высококвалифицированные вредители деятельно разрабатывали план, как снова обратить СССР в капиталистическую Россию? Меньшевики - российская партия только в одном смысле: они за старую Россию, за российский прожорливый и свирепый капитализм, пожалуй, даже, судя по умильному единению с «торгпромом», увенчанный царским престолом. Республика отнюдь не вписана в катехизис меньшевизма. Вандервельде был верным королевским министром, а Эберт, патриарх социал-демократической лжи и предательства, уже в водовороте германской революции пытался бросить спасательные круги монархии.

Буква «С» подлежит расшифровке, как признак принадлежности меньшевиков к... социалистам. Очевидно, посему они, под предлогом «облегчения родовых мук истории», пытались распахнуть ворота Советского союза для интервентов. Штыки французских и английских солдат должны были стать орудием меньшевистского «социализма». Этот «социализм» можно наблюдать в Германии, Англии, Индокитае, где почтенный социалист Варенн умиротворял огнем и железом «некультурных» туземцев, - везде, где на руле государственной машины лежала или лежит рука социал-демократии. Меньшевистский социализм» - самая оголтелая защита капитализма во всех его гнуснейших проявлениях. Недаром тот же Ф. Эберт в интимной беседе с немецким принцем сознавался, что «ненавидит социалистическую революцию, как грех». Набожные меньшевики ненавидят социализм не меньше Эберта.

Но «Д» разве не остается?

Разве меньшевики не «демократы»?

Разве не при прямой поддержке меньшевиков Керенский громил большевистские газеты хватал большевиков и рассылал ищеек по следам Ленина, стремясь обезглавить массовое движение рабочих и крестьян? Разве не они на симферопольском совещании «во имя демократии» рукоплескали погромным подвигам «добровольческой» Деникинской армии? Разве не они, утвердившись на время в Грузии, под охраной империалистических штыков бросали в тюрьму любого заподозренного в большевизме? Разве Цергибель, после того как обагрил свои руки кровью рабочих, перестал быть социал-демократом?

Нет, пожалуй, на звание «демократов», рыцарей свободы капиталистического грабежа и свободы голодной смерти для рабочих, на почетный диплом демократических палачей рабочего класса меньшевики имеют право.

«Рабочая» партия меньшевиков, по признанию самих заправил подпольной меньшевистской работы в СССР, не смогла создать ни одной рабочей группы. Отсюда - откровенное решение: взять курс на кулачество, на вычищенных из соваппаратов, на городскую мелкую буржуазию. У меньшевиков хватило смысла догадаться, что даже с помощью самого бессовестного вранья нельзя прельстить советских рабочих перспективами интервенции и возвращения господ Рябушинских.

Даже слово «партия» кажется не совсем уместным.

Банда, шайка, - вот более точное определение той почтенной организации, пребывая в которой меньшевистские наемники капитализма состязаются с Рамзиными и Кондратьевыми в подготовке крестового похода на страну строящегося социализма.

Жалкий исторический итог меньшевизма не мешает, однако, сидящим на скамье подсудимых агентам интервентов лепетать что-то о своем «революционном прошлом». С таким же успехом о «революционном прошлом» могут говорить кадеты, имевшие также немало судебных тяжб с царизмом.

Но достаточно всмотреться в контуры исторического развития меньшевизма, чтобы увидеть, что прошлое меньшевиков - прошлое штрейкбрехеров революции-

Меньшевизм ведет свое летоисчисление с той поры, когда Мартов и К0 потребовали от партии, тогда еще объединявшей под своей кровлей и большевиков и меньшевиков, предоставить право именоваться членом партии любому гимназисту или адвокату, оказывающему те или иные услуги организации. Это была первая попытка разоружить пролетариат, лишить его революционных доспехов классовой партии.

Потом начинается кошачий концерт по поводу борьбы за дисциплину, за единство в партии. На Ленина ополчаются все меньшевики, от Троцкого до Плеханова. Меньшевики изо всех сил стараются задержать, приостановить кладку фундамента пролетарской партии.

Грянула буря 1905 года, и меньшевики всячески тащат рабочих в объятия кадетов. Вооруженное восстание? Даже такой меньшевик, как Плеханов, не нашел иных слов для оценки героической борьбы рабочих, кроме постыдной фразы «Не надо было браться за оружие».

Годы реакции, - и рождается любимое детище меньшевизма «ликвидаторство». «Ликвидировать подполье!» - вопят меньшевики. Жить и работать по закону в профсоюзах, в больничных кассах, под опекой пристава и господ капиталистов.

Раздался взрыв мировой войны. Депутаты-большевики были отправлены в Сибирь за протест против кровавой мясорубки. Депутаты-меньшевики остались на своих покойных местах. Они разъезжают по Кавказу с попами и полицейскими, уговаривая крестьян и рабочих не щадить своих жизней ради «отечества». Они заседают с миллионерами в военно - промышленных комитетах. Русские меньшевики оказываются достойными коллегами французских, немецких, английских и прочих социал - предателей.

Это то «революционное прошлое», на которое виновата кивают Шеры и Громаны?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены