Их культура

Борис Егоров| опубликовано в номере №621, апрель 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

В американском сенате шли дебаты. Конгрессмены говорили о культуре и просвещении. Яснее всех выразился полковник Джон Грэй. Он не петлял, как другие ораторы, не пытался напустить тумана, избегал двусмысленных выражений и намёков. Грэй по - солдатски рубил напрямик:

«Американская система образования в целом должна быть основана на идее подчинения. Молодёжь должна научиться в школе подчиняться приказам, независимо от того, правильные они или неправильные, идиотские они или разумные, даны они в нормальном состоянии или же в состоянии опьянения».

Бравый полковник выражал не только своё личное полковничье мнение. Он говорил от имени банкиров Уолл - стрита и генералов Пентагона. И поэтому речь его звучала, как приказ. О том, идиотский этот приказ или разумный, в нормальном состоянии он дан или в состоянии опьянения, долго раздумывать не приходится.

Конгрессмены слушали и одобрительно кивали. Что там говорить, они одного образа мышления с Джоном Грэем. Это о них и об их мамашах сказал несколько десятков лет назад американский сатирик Нэсби, ныне считающийся «в США «опасным писателем»:

«... Разве можно уважать наших женщин после того, как они произвели на свет такое количество ничтожеств, что нам стыдно перед всем миром! Вы не верите? Посмотрите на конгресс Соединённых Штатов! По его делам вы можете судить о мощи интеллекта конгрессменов! Стыдно, достопочтенные лэди!»

Сыну одной из таких достопочтенных лэди тот же сатирик, видимо, не без основания, заявил:

«Не волнуйтесь, глубокоуважаемый сэр. Вы такой идиот, что наверняка получите государственную должность, так как именно сейчас в нашей великой республике огромный спрос на людей такого жанра, как вы».

За последние годы спрос на людей «такого жанра» в США особенно вырос. Уолл - стриту требуется всё больше и больше лакеев и палачей. Ему нужны лакеи всех рангов: министры и рядовые штрейкбрехеры, судьи и полисмены, губернаторы и агенты охранки, шерифы и наёмные провокаторы и кроме того миллионы карателей, палачей, одетых в армейские мундиры; полки и дивизии людей - автоматов с автоматами в руках. Банкирам нужен джи - ай - солдат, который готов в любую минуту стать во фрунт, повторить приказ (безразлично, идиотский или разумный) и пойти жечь, грабить, насиловать, убивать. И при этом не чувствовать ни сомнений, ни угрызений совести.

Многие тысячелетия протекал процесс превращения обезьяны в человека. Ныне американские фельдфебели заинтересованы в... обратном процессе. Но как в человеке убить человека? Какое оружие здесь применить?

На эти вопросы точно ответила одна из газет: «Мы должны использовать в качестве оружия идеи»... На помощь генералам приходят «философы» и «писатели».

Обращаясь к молодым читателям, они проповедуют один и тот же «взгляд на жизнь»: «Не мыслить, а выполнять приказ!» В этом они видят цель существования как своего, так и всего остального человечества.

Бесноватый фюрер мечтал о том, чтобы воспитать из молодёжи поколение «белокурых бестий». Ныне та же «идея» не даёт покоя некоторым обитателям вашингтонских и нью - йоркских особняков.

Господин Хоскинс, именующийся историком, сформулировал результаты своих раздумий следующим образом:

«Американский народ никогда не должен верить в братские отношения человека и забывать тот факт, что человек есть конкурирующее животное и всегда будет воевать».

Хоскинса дополняет Кнффер, «профессор политических наук»: «Да здравствует гром пушек... Единственный закон, который государство может применить, - это закон силы. Мне нужно, я хочу, я беру!»

Киффера дополняет Джон Берне из журнала «Инфантри Джорнэл»: «С психологической точки зрения, для разрешения задачи военизации необходимо всячески использовать стадный инстинкт в целях овладения массами».

Итак, по мысли Хоскинса - Киффера - Бернса, человек - это конкурирующее животное, поэтому он всегда будет грызть и кусать своего собрата, поэтому в буржуазном государстве, то бишь в стаде, действует один закон - закон силы, а люди руководствуются деликатной формулой: «Мне нужно, я хочу, я беру!».

Заокеанские политики без всякого смущения пользуются тем же самым эсэсовско - гестаповским словарём, что был в ходу у Геббельса и Розенберга. Журнал «Лайф», например, придя в восторг от сочинений Микки Спиллэйна, назвал последнего «белокурым херувимом смерти». За что же «Лайф» воспылал любовью к Спиллэйну? И почему почтенная книжная фирма «Даттон» предложила Микки свою руку, сердце и денежный мешок?

Микки не любит слово «прогресс», ненавидит всех прогрессивно настроенных людей, а от одного упоминания о коммунистах теряет душевное равновесие.

«Ознакомьте их с отвратительным вкусом неожиданной смерти, - пишет «белокурый херувим». - Убивайте их направо и налево, покажите им, что мы, в конце концов, не так уж мягкотелы. Убивайте, убивайте, убивайте, убивайте!...»

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены