И тогда мир услышал: Уренгой!

  • В закладки
  • Вставить в блог

О советской стратегии освоения Сибири и Дальнего Востока «Смена» рассказывает уже многие годы.

Сегодня наш разговор – о центральной стройке пятилетки, крупнейшей стройке XX столетия – системе магистральных газопроводов, берущих свое начало в Уренгое.

«Визитная карточка» лишь одной из запланированных ниток – трансконтинентального супергазопровода Западная Сибирь – Западная Европа – выглядит так:

4451 километр трассы;

150 километров в вечной мерзлоте Приполярья;

700 километров в труднопроходимых болотах;

2000 километров через леса;

545 километров по горам Урала и Карпат;

трасса пересечет более полутысячи больших и малых рек, ее 200 километров будут находиться под водой;

более 400 раз строителям придется форсировать шоссейные и железные дороги;

диаметр труб – 1420 миллиметров.

Причудливые изгибы и прочерки северных рек и речушек, разбросанные бесконечными точками и запятыми озера, темная щетина чахлых лесов, уходящих за горизонт, – типичный пейзаж севера Западной Сибири. Чем дальше к Полярному кругу, тем меньше деревьев. Их ветки, скрученные ветрами и морозами, – жесткая, своенравная графика, творение суровой здешней природы. Зимой тут минус 50, а то и побольше. Зима долгая. В этих местах говорят: Июнь – еще не лето, июль – уже не лето». На первый взгляд – унылая, однообразная картина. Но, присмотревшись, начинаешь улавливать в ней некую размашистую живописность. Однообразие тундры – как однообразие океана. Разве похожа волна на волну?

Но не только пейзажные ассоциации заставили нас вспомнить о волнах.

Как вал цунами, обошла в свое время планету весть об открытии в этих местах залежей подземного топлива.

21 сентября 1953 года. 6 июня 1966 года.

22 апреля 1978 года.

Мы не случайно столь торжественно, с красной строки представили эти даты. Выпишите их, запомните! Поскольку именно в них – первопричина того, что сегодня Европа и весь мир связывают с понятием «Уренгой».

«Мы все поднялись на ноги. Кто мог точно знать, что случилось? Участковые милиционеры ходили по домам, просили не зажигать света, не жечь огня. Шум от буровой стоял ужасный, и дрожала земля. Естественно, район буровой был оцеплен и охранялся для безопасности. Вдруг к нам является Роман Ильич Самарин, начальник милиции: «У тебя аппарат на мази?» А надо сказать, что знакомый фотокорреспондент «Крыльев Советов» регулярно снабжал меня пленкой и реактивами, и я фотографировал для семейного альбома. С «лейкой» меня пропустили к буровой...»

Тот снимок, сделанный 21 сентября 1953 года Григорием Дмитриевичем Добровольским, учителем из тюменского села Березово, стал достоянием не семейного альбома – истории. Именно в тот день на берегу таежной речки Вогулки, близ райцентра, до той поры известного большинству лишь по картине В. И. Сурикова «Меншиков в Березове», ударил газовый фонтан первого открытого в Западной Сибири месторождения.

Поколению двадцатилетних, пожалуй, трудно и представить себе, что когда-то про Тюмень и в газетах почти не писали и песен не пели. Подъезжая к нынешнему областному центру, редкий пассажир поезда иронически не произносил: «Тюмень – столица всех деревень». А к северу от Тюмени, на громадных заболоченных пространствах, и деревни-то были редки. Мало кого привлекали эти глухие места. Чуть ли не единственное, чем могли похвастаться перед соседями тюменцы, была ценных пород рыба, вылавливаемая в низовьях Оби.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены