Фамильная реликвия

Анатолий Жаренов| опубликовано в номере №1176, май 1976
  • В закладки
  • Вставить в блог

Я смотрел на Веронику и думал, что чужая душа – потемки. И я никогда не пойму, почему Наумов предпочел ее Лире. Я бы на его месте не предпочел. Медно-мраморная Лира в лимонном платье, с глазами, подобными василькам в спелой ржи, и Вероника, хмурая, меланхоличная, какая-то вся выцветшая Вероника. Возможно, если скинуть с нее лет пятнадцать... Но ведь анонимки посыпались год назад... Что-то не так тут, неправильно что-то.

– Акты готовила я, – сказала Вероника Семеновна. – И виновата одна я.

– Это похвально, – заметил я. – Но, думаю, когда дело дойдет до распределения, вам все не достанется. Поделиться придется. Вероника Семеновна.

– Видишь, Веруня, что получается, – вмешался муж. – И я говорил... Ну... Ты же не одна. Товарищ Зыкин правильно рассуждает.

Вероника Семеновна приложила к глазам платочек. А я сердито сказал:

– Вы только за этим пришли?

– Нет, нет, – заторопился Григорий Андреевич. – За этим что ходить... Ты говори, Веруня, ну...

Веруня заговорила. Всхлипывая, путаясь в словах, она заговорила о серой папочке. Она сказала, что видела эту папочку в последний раз уже после смерти Астахова. Это было важное показание. И Вероника Семеновна понимала, насколько оно важно. Оно свидетельствовало прежде всего против нее, – недаром же она столько времени утаивала от следствия то, что сейчас выложила мне. Оно, кроме того, если Вероника Семеновна говорила правду, бросало зловещую тень на сотрудников музея, начиная от директора и кончая сторожем. А если она лгала? Или ошибалась?

А Григорий Андреевич подбадривал:

– Ладно, чего уж там... Говори, Веруня, все говори, как есть, ну...

И она рассказала.

В среду, 22 мая, у Григория Андреевича был день рождения. На вечер ждали гостей. Веруня ухлопала на подготовку к этому событию весь вторник. Этот день в музее выходной. Утром в среду супруги оглядели закуски и решили, что все в порядке, но неплохо бы подбросить на стол соленых грибков. День был базарный, и Вероника Семеновна, отправляясь на работу, сунула в сумку литровую банку. А крышку забыла. Грибы были благополучно доставлены в музей, банку Вероника Семеновна отнесла в запасник, поставила на окно и прикрыла серой папочкой, которую сняла с бамбуковой этажерки. Уходя домой, она кинула папку на прежнее место.

– Кто-нибудь может это подтвердить? – спросил я. Супруги переглянулись.

– Никто, – сказала Вероника Семеновна. Она успокоилась немного, перестала плакать, только комкала платочек.

Я посмотрел на нее внимательно и спросил без обиняков:

– Кого же вы подозреваете?

– Я... Я об этом не думала...

– Значит, 22 мая папка лежала на этажерке, – сказал

я. – 10 июня ее там не было. Восемнадцать дней, Вероника Семеновна, так? Она молча кивнула.

– Запасник в эти дни вы открывали?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены