Это шел строитель

А Литвак| опубликовано в номере №484, июль 1947
  • В закладки
  • Вставить в блог

Было это в воскресенье 29 июня 1947 года, в 20 часов 40 минут.

И через пять минут старший газовщик Моисеенко повернул штурвал шиберов, и ураган горячего воздуха ворвался в печь. Домна № 3 была задута. Над её свечами вился дымок, и все, кто был при этом: министр Юдин, председатель правительственной комиссии по приёмке завода академик Бардин, начальник. строительства Дымшиц, директор завода Кузьмин, секретарь Запорожского обкома КП(б)У Брежнев и другие, - все подходили к Xуторенко, Щербакову, Шевченко, чтобы пожать руки доменщикам, которые блестяще провели операцию задувки.

Эта операция означала:

- Раны заживают!..

3

На следующий день строители и металлурги увидели, как машинист отвёз на разливочную машину первый ковш металла. В этот час к озеленённой площадке против здания электроцентрали подходили колонны строителей, монтажников и металлургов со знамёнами и транспарантами. Над головами людей были портреты великого Сталина, руководителей партии и правительства. Шестнадцать тысяч человек, собравшихся на митинг, приветствовали появление первого запорожского металла. Перед ними был овеществлённый их труд, то, к чему они стремились.

Люди дали слово и сдержали его. Для тысяч людей Запорожстрой 1947 года - это не только школа труда и творчества, но и школа мужества и честности перед Родиной: дал слово - выполнил! Здесь с мыслью о том, что обещание - не пустышка, а олово большевиков, выходили по утрам на работу десятки тысяч людей. Здесь эта мысль не давала возможности оставить пост прежде, чем были окончены работы. Здесь эта мысль согревала сердца и пронизывала все стремления людские.

Бригада комсомольца Анатолия Авакова обязалась выполнять не менее ста шестидесяти процентов задания ежедневно. А каждый день при подсчёте выходило, что молодые люди дали сверх обещания ещё десять - двадцать процентов.

На монтаже одного из кранов все работы были рассчитаны до мелочей. Чтобы быстро монтировать, следовало быть предусмотрительными и иметь твёрдый, заранее разработанный план. Молодёжной бригаде Василия Зиночкина поручили монтаж одной из важных деталей. Зиночкин собрал бригаду и начал составлять график. По всему выходило, что ребята могут справиться только в том случае, если бригада девушек, которой руководила Вера Битовченко, будет вовремя снабжать участок Зиночкина кислородом. Это и записали единственным пунктом в договор соревнования. Из соревнования обе бригады вышли победителями, и торжеством для юношей и девушек был момент, когда взвыла сирена, и кран-гигант двинулся по тяжеловесным рельсам.

Я видел на площадке Запорожстроя Рахит Тулахаджаеву. Она родилась и выросла в Узбекистане. В Запорожье её называют сталинградкой. Почему? А потому, что дочь Узбекистана в Сталинграде приобщилась к великой стройке, там овладела профессией электросварщицы, возрождала вместе со своими товарищами и подругами тракторный завод и «Красный Октябрь».

Мне рассказывал знаменитый бригадир трубопроводчиков Иван Александрович Румянцев о своём ученике Ване Иванове. Мальчик вырос в детском доме, учился в ремесленном училище, а потом попал на Запорожстрой в бригаду Румянцева. Румянцев, как известно, прославился на Запорожстрое в качестве талантливого организатора, сумевшего до мельчайших деталей продумать и осуществить систему крупноблочного монтажа трубопроводов на земле и подъёма их на большие высоты. Иванов сразу попал на учёбу к Румянцеву. Посчастливилось этому пареньку! Большой скачок в жизни он сразу сделал! Сам-то Румянцев двадцать два года работал, прежде чем получил возможность осуществить технические новшества. А Иванов сразу пришёл к сокровищнице опыта, которой обладал бригадир, и Румянцев раскрыл перед ним все тайны, всю мудрость своей профессии. В этом смысл происходящего в Запорожье воспитания новых кадров строителей, хозяев своего слова. Здесь, в Запорожье, происходит воспитание в труде многих тысяч молодых людей, которые имеют возможность проникнуть в глубины техники и подняться на вершины организации строительных работ, куда их учителя, их отцы и старшие братья проникали, обучаясь в течение многих и многих лет. Румянцев с гордостью рассказывает об Иванове, и чувствовалось, что недалёк день, когда бригадир отпустит ученика в самостоятельное плавание, как отпустил он не так давно другого воспитанника - Василия Мельникова.

Я видел на Запорожстрое семьи строителей. Я видел семью Макаровых. Отец Григорий Егорович, старый каменщик, приехал с Дальнего Востока с двумя дочерьми. Анна окончила семилетку, потом школу ФЗО и тоже стала каменщиком. Сестру Александру она обучила сама. Оказалась Анна таким квалифицированным работником', что её, молодую, энергичную, назначили бригадиром, и сам Григорий Егорович пошёл под её начало: нечего делать, дочка боевая! Бригада Макаровой принимает участие в восстановлении цеха холодной листоотделки. Цех должен быть пущен в сентябре. Задувка доменной печи - этап на пути к получению стального листа. В перерывы, в свободные часы Анна Макарова бегала за полтора километра - к домне, - посмотреть, как там идут дела. На её участке всё обстояло благополучно, нормы перевыполнялись; портреты Макаровой красовались на фанерных щитах, выставленных у растущих зданий, её имя было занесено на доску почёта, её наградили грамотой Центрального комитета комсомола Украины. Но Анна Макарова не удовлетворялась тем, что в ее маленьком мирке всё благополучно. Она чувствовала себя ответственной за выполнение тех обещаний, которые коллектив запорожстроевцев дал товарищу Сталину. Ведь её подпись стояла под письмом стахановцев рядом с другими, и она сознавала, что не сможет никогда оправдаться тем, что работала хорошо, в то время когда кто-нибудь другой, быть может, отстаёт. Её срок - сентябрь. Но у других-то ведь - июнь! И она бегала к домне - спросить товарищей, не нужна ли её помощь, не требуется ли её совет? Так воспитывался, в труде, на Запорожстрое новый строитель, человек государственный, человек, сознающий долю своей ответственности перед Родиной в среде всего коллектива.

Я видел на Запорожстрое бригаду, в которой все участники носили одну фамилию - Сергеевы. У четырёх работников этой бригады даже отчество было одно и то же. Эго старый московский слесарь Алексей Кузьмич Сергеев приехал с тремя сыновьями: Борисом, Серафимом, Василием и дочерью Клавдией. Я застал всю семью на монтаже известкового элеватора в здании разливочной машины. Мы долго беседовали с Алексеем Кузьмичом. Тут же стояла двадцатидвухлетняя Клавдия, блондинка с зелёными глазами, в тёмном замасленном комбинезоне, к которому были пришиты три нарядные стеклянные пуговицы. Алексей Кузьмич говорил, показывая на Клавдию, что своих детей он хочет сделать настоящими слесарями - и где же представится такой случай, как не на Запорожстрое, где открываются перед каждым человеком все возможности творить, выдумывать, пробовать?!

И вот почему, когда мы говорим о восстановлении «Запорожстали», о великой стройке нашего времени, нужно сказать не только о рождении металла, происшедшем точно в намеченный срок, не только о борьбе за стальной лист, которая идёт в эти дни, но и о рождении строителя нового типа - пытливого, смелого, ищущего, человека, который имеет возможность, опираясь на опыт прошлых поколений, показать чудеса творчества в первой послевоенной сталинской пятилетке.

На эту стройку люди шли: одни - вооружённые опытом; другие - такой была молодёжь - нетерпеливые, изо всех сил стремившиеся этим опытом овладеть. А отсюда все они уйдут со званием: строители «Запорожстали». Это будет значить, что люди трижды умудрены опытом, что у них огромные знания, что у них воспитаны ценнейшие качества советского человека: смелость, мужество, твёрдость воли, крепость характера, уменье преодолевать все препятствия. О каждом таком человеке скажут: «Это он исцелял «Запорожсталь».

«Это шёл строитель» - можно было бы сказать словами, прочитанными девушкой в общежитии четырнадцатого посёлка, о людях, которые приходили возрождать жемчужину нашей индустрии на берегах Днепра.

«Это идёт строитель Запорожья», - скажут о таком человеке, когда он свершит всё, что наметил, всё, что обещал Родине.

И этими словами будет сказано всё.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Во 2-м номере читайте об одном из самых противоречивых и загадочных монархов в  российской истории Александре I, об очень непростой жизни и творчестве Федора Михайловича Достоевского, о литераторе, мемуаристе, музыкальном деятеле, переводчике и  близком друге Пушкина Николае Борисовиче Голицыне, о творчестве выдающегося чехословацкого режиссера Милоша Формана, чья картина  «Пролетая над гнездом кукушки» стала  культовой. окончание детектива Варвары Клюевой «Черный ангел» и многое другое.



Виджет Архива Смены