Двое в осеннем городе

Валерий Хайрюзов| опубликовано в номере №1377, сентябрь 1984
  • В закладки
  • Вставить в блог

Рассказ

Валерий Ганичев

Давно замечал, работая в издательском деле, – да не обидятся на меня представители других профессий, – очень часто приходят в литературу со своими книгами, воспоминаниями, заметками летчики. Говорят, за единицу времени летчик мыслит быстрее, чем обычный человек. Известны зоркий глаз и чуткий слух пилота, а опасность, обостряющая чувства человека, несмотря на всю мощную электронику, контрольную и предупреждающую технику, живет рядом с властелинами неба, отвечающими к тому же во многих случаях за тех, кто доверил им свою жизнь.

Отсюда, по-моему, такое большое количество литературы об авиации, о героических ее страницах, об особом характере летчика.

В ряду этой интересной и своеобразной литературы появились книги молодого писателя Валерия Хайрюзова, и нам по-новому раскрылся богатый и сложный мир летчиков гражданской авиации сибирских трасс. С любовью и глубиной, верностью в деталях и широким охватом событий рассказывает писатель о тружениках таежных трасс, поистине воздушных извозчиках, без которых и представить уже не могут жизнь сибиряки.

Герой повести «Почтовый круг» Илья Чупров возит по северному почтовому маршруту все: бочки с керосином, почту, груз для геологов, паклю, гвозди, скобы, забирает больных. Но, может быть, главное, что он перевозит от таежного аэропорта к аэропорту, – человеческое участие. доброжелательность, сердечность.

Особенно пронзительна повесть «Опекун», за которую автор получил премию Ленинского комсомола. Мне кажется, что это в высшем смысле повесть о положительном герое. Прочитав повесть, еще много дней испытываешь чувство удивления, горечи и радости от того, что вот есть рядом, а может быть, и очень далеко, такой душевный и нежный парень, двадцатилетний Степан Осинцев, который взял на себя все семейные заботы об оставшихся после смерти матери двух родных малых сестрах и брате. Но поистине братство людей окружает Степана Осинцева. Осторожно облегчают они его нелегкую жизнь, устраняют трудности – достают уголь, добиваются прописки, помогают деньгами. Открытая душа героев повестей Валерия Хайрюзова, их искренность, готовность пойти на лишения и даже утраты во имя долга, дружбы, привязанности убеждают нас в неиссякаемости этого чувства.

Летчики из повестей Хайрюзова не только доставляют грузы, они связывают людей нитями своих полетов и поступков. Мне кажется, что и сам автор повестей – перевозчик добра, он приносит своим читателям чистоту чувств, умение служить правде, верность дружбе и великую веру и любовь к человеку: А ведь любовь к людям, как писал А. М. Горький, – это и есть те крылья, на которых человек поднимается выше всего.

Я еще раз перелистал записную книжку, больше звонить было некому. За стеклом телефонной будки шел осенний дождь, по освещенной неоновыми огнями мокрой площади куда-то спешили запоздавшие машины, кое-где уже начали гаснуть окна – город готовился ко сну. Я не знал, что делать дальше, где искать ночлег. Оставалась последняя надежда – попытаться разыскать Рютину Зинку.

О том, что Зинка живет теперь в Москве, я узнал от ее матери – Полины Михайловны. Встретились мы с ней случайно, она кого-то провожала в аэропорту.

– В Москве, в Москве Зинуля, уже полгода как там живет, – запела она, едва я спросил ее о дочери. – Устроилась хорошо, зарабатывает неплохо. Каждый месяц переводы посылает. Недавно вот кофточку индийскую послала. Чистый мохер. Пишет, замуж собирается.

На Малой Грузинской живет, – поглядывая на мою форменную фуражку, продолжала Полина Михайловна. – Говорит, самый центр. Все магазины рядом, театры.

Я почувствовал себя обделенным. Мне было уже двадцать четыре, а я до сих пор еще не был в Москве, не получилось как-то. Другие, посмотришь, от горшка два вершка, а уже и в Третьяковке побывали, и Царь-пушку видели, и в метро катались. А я взрослый парень – летчик – все это только по телевизору видел. Бывало, начнется разговор про Москву, я – в сторону, стыдно признаться, что до сих пор там не был. С другой стороны, вроде бы грех было обижаться на судьбу, к тому времени на, своем АН-2 я облазил почти весь север, но, не побывав в Москве, я вроде бы не бывал нигде.

Через несколько дней наш экипаж послали в Ульяновск, где мы должны были получить самолет и перегнать его в Иркутск. Но прилетели мы неудачно – в пятницу: начальство, которое должно было подписывать бумаги, разъехалось.

«А не слетать ли мне в Москву» – подумал я, разглядывая карту в штурманской аэропорта. – Полстраны отмахал, осталась самая малость. Чего зря три дня в гостинице болтаться».

Мне повезло, угадал на ближайший рейс и уже через каких-то пару часов катил из Домодедова. Таксист вез с ветерком, почти впритык обходил попутные машины, лобовое стекло собирало на себя мелкий осенний дождь, который тут же сбрасывали «дворники». Я смотрел на ровную, будто натянутое полотно, дорогу и думал: еще полчаса – и сбудется моя давняя мечта. Но почему-то не было на душе праздника, может, оттого, что запоздал и уже никому не расскажу взахлеб, что был в Москве. А все мои друзья уже побывали, вон Зинка даже живет там. И здесь опередила всех.

Я часто думал: ей бы надо было родиться мальчишкой. Все ее интересы были на нашей, мужской стороне. Через нее мы обычно узнавали, какая сейчас самая ходовая песня или какой нынче должна быть ширина брюк. Все она знала наперед, во всем старалась быть первой, даже в таких традиционно мужских играх, как футбол.

Конечно, она не так ловко, как Олег Боков, останавливала и вела мяч. И удар у нее был слабоват – как ни говори, девчонка. Но она ничего не боялась, лезла туда, где жарче всего, в самую гущу игроков. Стыдно было при ней играть плохо. Едва она появлялась на поле, в нас вселялся какой-то бес. Мы ложились костьми, и обыграть нас в такой момент было невозможно. А потом вдруг как обрезало: перестала Зинка ходить на футбольное поле.

– Ей теперь не до нас, – сказал всезнающий Сашка Иманов. – Она уже на танцы ходит.

Сашкино сообщение было громом средь ясного неба, в моем сознании не укладывалось: Зинка – и вдруг танцы! Да я ее в юбке ни разу не видел! Бывало, едва выйдешь на улицу, она уже тут как тут – нога на мяче, серые кошачьи глаза нетерпеливо прищурены: ну, скоро, мол, вы там?

Еще не до конца веря тому, что услышал, я решил поговорить с ней.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере



Матчи после победы

Футбольный клуб «Надежда»