Двадцать шесть и одна

опубликовано в номере №377, февраль 1943
  • В закладки
  • Вставить в блог

Горит под ногами фашистских оккупантов крымская земля. Скатываются под откос составы, взлетают на воздух штабы, рушатся мосты, корчатся в предсмертной агонии настигнутые партизанской пулей немецкие грабители.

В горах и лесах, в селениях и на дорогах сразу же подле прихода немцев начали действовать партизанские отряды.

Крымским партизанам приходится бороться в очень тяжёлых условиях. Но одна мысль, что там, на «большой земле», день и ночь идёт кровопролитная битва с фашистским зверем, в которой принимает участие весь советский народ, вливает новые силы в изнурённые тела партизан, наполняет их сердца смелостью и отвагой.

Молодые партизаны Крыма показали себя в этой непрекращающейся ни на минуту борьбе подлинными советскими патриотами. Они отправлялись на самые опасные участки, являлись инициаторами неслыханно дерзких разведок и диверсий. Суровые часы испытаний они переносят мужественно, как закалённые в боях воины. И если кто из них погибает, то на смену ему приходят десятки новых. Они несут в своём сердце пламя неугасимой ненависти к врагу, посягнувшему на их молодость на их счастье и свободу, на великие завоевания Октября.

Крым живёт, Крым борется, Крым непобедим. Не помогут немцам сильные гарнизоны, «прочёсывание» лесов, бесчеловечные глумления над пойманными храбрецами. Партизанская пуля, партизанский кинжал, партизанская граната всюду найдут, всюду настигнут фашистских псов.

83 крупных сражения выдержали крымские партизаны за прошедший год. По самым скромным подсчётам, за это же время имя уничтожено тысяча двести автомашин с горючим, боеприпасами и войсками противника, сто обозов, взорвано двадцать семь мостов, пущено под откос два эшелона, истреблено сколю двенадцати тысяч оккупантов, совершено сорок налётов на крупные гарнизоны неприятеля, подорвано множество складов, водохранилищ, мельниц. Немецко - румынские оккупанты живут на вулкане. Горит под их ногами, крымская земля, и уже недалёк тот час, когда огненная лава народного гнева сметёт захватчиков с нашей земли.

Их было двадцать шесть мужчин и одна девушка, как в рассказе Горького, и шли они по тем же крымским тропинкам, где когда - то бродил великий писатель, но никто из них не думал о литературных сравнениях. Они были партизаны и шли на выполнение важного задания. С утра лил дождь, размывший дорогу, и приходилось всё время смотреть под ноги.

Много километров прошёл отряд: размокшие ботинки, на которых налипла грязь, казались пудовыми, но девушка не отставала от остальных. Впереди предстоял бой, и Гале Гавриш не терпелось самой встретиться с немцами, своими руками убить хоть одного.

Как она ненавидела их! Они захватили родную Украину, разбросали её семью. Где теперь шесть сестёр Гали? Она ничего не знала о них. Лена и Настя мечтали поступить в Киевский институт. Где они? Небось, тоже партизанят. Не будут, не смогут сидеть сложа руки лучшие комсомолки из колхоза «Большевик», что на Полтавщине. А может, уже прославились своими подвигами?..

Узкая тропинка вывела к шоссе. Здесь отряд разделился. Партизаны залегли в придорожных кустах. Посланные вперёд разведчики установили мины и вернулись обратно.

Ждать пришлось недолго. На шоссе показались легковая машина и три грузовика с немцами. Наткнувшись на мину, подорвалась головная машина, свалился под откос грузовик. Выскочившие немцы открыли беспорядочную стрельбу из автоматов. Партизаны стреляли на выбор, снимая одного немца за другим.

Галя выбирала себе цель, когда рядом раздался стон. Она видела, как упал навзничь комсомолец Саша Кольчин, и бросилась к нему. Пули свистели вокруг неё, но девушка, не замечая их, пробиралась к товарищу.

- Саша... Сашенька, - звала она, подползая. - Держись, милый... я сейчас...

Кольчин не отвечал. Подобравшись к ному совсем близко, Галя поняла, что помощь не нужна. Галя оттащила холодеющее тело товарища в сторону и только тут вспомнила о стоне. Кто же стонал?

Тут она увидела, что ранен был старейший партизан в отряде - Галота. Девушка бросилась к нему на помощь. Подставив своё плечо, она помогла тяжело раненому отползти в сторону, под прикрытие. Она сделала ему первую перевязку.

- Зачем?.. Оставь, Галя? Всё равно... конец теперь... - шептал Галота, но девушка не слушала его.

Пока партизаны продолжали бой, девушка, взвалив ослабевшее тело старика на плечи, двинулась к лагерю. Теперь идти было вдвое трудней. Девушка задыхалась. Ноги её дрожали от непосильного напряжения и то и дело скользили - она должна была поминутно останавливаться.

- Галя... оставь... брось меня! - прерывистым шепотом умолял Галота; у него были прострелены грудь и лёгкое, он глотал воздух широко открытым ртом, как рыба на суше. - Всё равно конец... Иди сама...

Галя не слушала его. Так она прошла больше километра, пока её не нагнали мужчины, несшие тело Саши Кольчина.

Добравшись до лагеря, Галя устроила тяжело раненого в землянке, сделала ему мягкую подстилку из хвои, промыла рану. Состояние раненого было очень тяжёлое. Он бредил, отказывался от еды. Много ночей просидела она у изголовья больного, с тревогой прислушиваясь к его тяжёлому дыханию. Галота стал для неё ближе родного отца. Ничто не беспокоило её так, как сознание собственного бессилия. Чем она могла помочь больному?!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о нашем гениальном ученом Михаиле Васильевиче Ломоносове, об одном   любопытном эпизоде из далеких времен, когда русский фрегат «Паллада»  под командованием Ивана Семеновича Унковского оказался у берегов Австралии, о  музе, соратнице, любящей жене поэта Андрея Вознесенского, отметившей в этом году столетний юбилей, остросюжетный роман Андрея Дышева «Троянская лошадка» и многое другое.



Виджет Архива Смены