Дом № 36

Б Барановский| опубликовано в номере №120, февраль 1929
  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда совершаются крупные уголовные преступления - кражи, убийства, многие из тех, кто узнает из газет об их раскрытии, говорят:

- Удивляюсь, как это узнают, кто их совершил. Ведь преступник не оставляет после себя никаких следов... Разве только впопыхах иногда забудет орудие убийства или взлома. Но ведь они массового изготовления и по ним ничего не узнаешь.

Все это далеко не верно. Если бы всякий, кто рассуждает так, попал в Москву на Земляной вал в дом № 36, то он заговорил бы совсем иначе.

Что неуловимо для обыкновенного глаза постороннего наблюдателя уголовного происшествия, все это видно опытному глазу специалиста - агента уголовного розыска. А в доме № 36 как раз и вырабатывается уменье - как говорят криминологи - по обстановке читать о событиях.

Там, в доме № 36, помещается школа начсостава милиции, где среди других отделений есть одно, особенное - для подготовки розыскных работников. Каждые 6 месяцев приходят сюда на учебу по 30 человек работников розыска. И, как в любой советской школе повышенного типа, тут происходит обычная учеба. Тут изучается, помимо других дисциплин, советское право и криминология, или наука о причинах преступности и условиях, которые создают личность преступника. Изучается также история преступности, нравы, обычаи и особенности преступников. И когда знакомишься с системой преподавания в этой школе, убеждаешься, что розыск - прежде всего - дело техники! (Есть техника дознания, уголовная тактика и т. д.).

. - Какими странными делами только не занимаются люди, - улыбнулся один из тех, кто пришел с нами в зал, уставленный классными партами.

Взрослые люди в форме милиции разбились на группы, и каждая из них делала свое дело.

Высокий, бритый блондин, вставив сапог в ящик с черноземом, тотчас же вынул свою ногу обратно, а трое других, окончив разбалтывать в жестянке похожую на молоко густую жидкость, влили ее в углубление, которое нога блондина оставила в черноземе.

Через две - три минуты из земли был вынут застывший гипсовый слепок оттиска ноги.

- Удачно, - сказали соседи, разглядывая оттиск.

А в это время следующая группа вела такой разговор:

- Ну - ка, пускай теперь Иван Сергеевич приложит руку.

- Давай другого. Мы его пальцы знаем.

Кто - то оперся рукой на стол, на котором лежала белая бумага. И сейчас же соседи, такие же милицейские, окружили стол. Один из них насыпал из пузыречка блестящий бронзовый порошок на бумагу, где через несколько же секунд в трех местах выступил довольно ясный отпечаток трех пальцев с узорами - линиями, какие обычно образуются от углублений на кожном покрове. Один за другим прикладывали свои руки трое милиционеров.

- Подсчитывай, - зашептали соседи, и один из них протянул карандаш тому, кто сыпал порошок.

Внимательно глядел подсчитывающий через увеличительное стекло (лупу) на расположение линий в оттисках. Ряд цифр и букв записал карандаш: 3 отдельных формулы, из которых каждая выражала расположение линий на каждом из пальцев. Так были выражены три разных оттиска, по три пальца трех разных рук.

Перед подсчитывающим положили несколько разных оттисков различных пальцев. И на них устремился взгляд через лупу. Несколько минут внимательно рассматривали каждый из положенных оттисков. Опять цифры и буквы - формулы, которыми были выражены они, - счетчик отложил в сторону два одинаковых оттиска, из которых один был сделан раньше и имел фамилию, а второй был сделан лишь сейчас.

Тот, кто вел подсчет, не знал, кто из его товарищей приложил руку к бумаге. Выведя же формулу каждого из оттисков, он установил, кому принадлежит рука, прикоснувшаяся к бумаге.

Десятки отдельных штрихов характеризуют каждый отдельный криминальный случай, десятки еле - уловимых признаков, собранные воедино, специалисту помогают нарисовать воображаемую картину того, кем, как и при каких обстоятельствах было совершено преступление. Конечно это так сказать предположительное определение. Но оно уже дает возможность, откинув ряд других предположений, более или менее точно напасть на след убийцы или взломщика.

Чтобы построить такую так сказать технически обоснованную гипотезу, работник угрозыска пользуется 6 - 8 приемами: дактилоскопия с пороскопией, словесный портрет преступника, изучение следов, регистрация по способу совершенных преступлений, регистрация почерка, анализ крови, кала, семени и т. д. и виды узлов и петель.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены