Чужой

В Розова| опубликовано в номере №754, октябрь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

ТВОЙ ЦЕХ, ТВОЙ ЗАВОД - ЭТО НЕ МЕСТО ВЫНУЖДЕННОЙ ПОСАДКИ!

I

Погожим сентябрьским днем в инструментальный цех рижского завода «ВЭФ» вошел паренек. Оглядевшись настороженно по сторонам, он сказал строгальщику Тарасову:

- Меня направили к вам. Работать у вас буду.

Тарасов внимательно посмотрел на паренька:

- На заводе впервые?

- Да. Десятилетку в этом году закончил...

- Очень хорошо, - одобрил Тарасов. - Рабочую закалку, значит, решил получить. Как звать - то?

- Володей.

- Хорошо, Володя. Грамотные люди нам очень нужны...

Сам Тарасов был рабочим человеком и привык оценивать людей по тому, как они относятся к труду. Лентяев и белоручек терпеть не мог. «На работу надо ходить не потому, что там зарплату дают. Сердцем надо любить свое дело, душу ему отдавать», - говорил он.

Первый чертеж, который дал Тарасов новичку, тот прочитал без малейшей ошибки.

- Сразу видно, что десять классов окончил, - одобрительно проговорил мастер. Самому Тарасову эта наука далась не сразу. Не хватало знаний, война прервала учебу; потом обзавелся семьей, и долгое время трудно было заставить себя сесть за книгу. До Володи у него, как у лучшего строгальщика завода, перебывало немало учеников. Разные это были люди. Одни поначалу никак не могли освоить станок, и им десять раз приходилось объяснять его устройство; другие хотели в три дня овладеть новой профессией и до того надоедали Тарасову своими расспросами, что он в конце концов сердился и говорил:

- В три дня строгальщиком не станешь! Это дело требует времени и упорства!

Однако Володя не напоминал Тарасову ни первых, ни вторых. Чертежи он разглядывал скучающим взором, точно все, что происходило в цехе, его не касалось или было ему уже известно. Дадут работу - хорошо, не дадут - тоже хорошо!

Он никогда не подходил сам к мастеру, ни о чем не расспрашивал. Он молчал. «Ну и характер! - удивлялся Тарасов и злился. - Уж лучше бы кричал, чем это молчание».

Прошел месяц, другой. Володя получил разряд, за ним закрепили два строгальных станка. Он уже был не учеником, а рабочим. Казалось, наступило время, когда можно было изо всех сил трудиться. Но все шло по - прежнему.

- Ученика тебе бог послал! Его дома, видно, одной манной кашей кормят. Не работает, а волынку тянет, - говорили Тарасову строгальщики.

- Непривычен он к физическому труду. Обвыкнется - потянет, - выгораживал Тарасов Володю, однако этому и сам плохо верил.

Строгальный участок был небольшой, и Тарасов, работая неподалеку, подмечал каждое движение новичка. Вот он переключил станок на рабочий ход, а сам уставился в одну точку.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о 39-летнем правлении Екатерины Великой, ознаменованном многими значительными деяниями во благо России,  о  трагической судьбе Ариадны Эфрон, дочери Марины Цветаевой, о загадках, окружающих немногочисленные достоверные факты из жизни Рихарда Зорге, о жизни и творчестве Андрея Тарковского, о русском писателе-эмигранте Иване Сергеевиче Шмелеве, об исторических традициях, связанных с Вечным огнем, окончание детектива Павла Стерхова «Свадебный пирог и… немного крови» и многое другое.

 

Виджет Архива Смены