Черный призрак с черного озера

Р Самойлов| опубликовано в номере №907, март 1965
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из репортажа чехословацкого журналиста Иозефа Голлера «Шумавские тайны» («Смена» № 1, 1965 год) наши читатели уже знают, что на дне зловещего Черного озера в шумавских лесах были обнаружены документы из архива гестапо. Знают они и о том, что известие об этой находке вызвало переполох среди не пойманных за руку нацистских преступников, с нетерпением ожидающих принятия властями ФРГ неправедного закона об отмене наказания за преступления, совершенные во время второй мировой войны.

Похолодело сердце при этом известии и у господина Францля, весьма известного человека в определенных кругах Федеративной Республики Германии и Австрии. Он главный редактор австробаварского политического еженедельника «Ди Фурхе», рупора самой махровой реакции. Сегодняшняя физиономия господина Францля характеризуется его горячей дружбой со Штраусом и К». о его прошлое до сих пор выглядело почти безупречным. Нейтральный философ, эссеист, тихий музейный работник во времена гитлеровского режима. Много ли найдется среди реваншистов людей, не состоявших в списках военных преступников? Такие наперечет. «Незамаранному» доктору Францлю доверили звание глашатая реваншизма. И он старался вовсю.

В ящиках, поднятых со дна Черного озера, много документов: списки, выплатные ведомости, докладные записки, письма. Не единожды встречается в них имя и фамилия Эмиля Францля. Год за годом раскрывают вновь найденные документы биографию этого «тихого музейного работника», ныне редактора австрийского журнала, в прошлом осведомителя, наводчика, палача чехословацкого народа.

Тревожными были сентябрьские дни золотой осени 1938 года в Праге. Перед лицом открытого англо-франко-американского давления правительство Гаджи -Бенеша решило уступить требованиям фашистской Германии и отдать ей Судетскую область. Узнав об этом предательском решении, жители Праги, Брно, Пльзена и других городов Чехословакии вышли на улицы с требованием дать отпор притязаниям германских фашистов.

В эти смутные дни в Праге заметно оживилась деятельность гитлеровской «пятой колонны».

Замаскированные гестаповские лазутчики, явные и тайные члены судетско-немецкой партии Конрада Генлейна, журналисты из редакций немецких газет, предводительствуемые профессором Иозефом Пфитцнером, агентом берлинского гестапо, регулярно собирались на свои тайные сборища. Обсуждали конкретные планы деятельности и обязанности каждого немца «в час решающих испытаний».

С некоторых пор на этих сборищах стал появляться 37-летний лысеющий господин - «германист» Эмиль Францль. Он родился в Северной Чехии в семье немецкого учителя, получил высшее образование в Пражском университете. Теперь он без колебаний определил свое место в рядах врагов Чехословакии.

Пфитцнер давно присматривался к нему, с удовольствием читал его нашпигованные националистским, расистским бредом статьи. В письме, к Конраду Генлейну от 2 апреля 1938 года Пфитцнер характеризует Францля как «одного из надежных людей из числа так называемой немецкой социальной демократии - человека, которого твердо можно считать нашим, то есть национал-социалистом». Один из главарей нацистского подполья в Праге решает поручить Францлю весьма ответственное задание: составление списков активных антифашистов.

Оставшись с Францлем с глазу на глаз после одного из заседаний пражского нацистского подполья, Пфитцнер сказал ему: «В эти исторические дни вы, Эмиль, должны возглавить немецкое общество «Урания». Присматривайтесь к людям, составляйте списки коммунистов и их союзников. Берите на учет и тех, кто в случае военных действий на территории Праги может помогать нам. Но при этом старайтесь, Францль, глубоко запрятать свои сыновние чувства к фатерлянду. Пусть никто из чехов не заподозрит вас в сочувствии к идеям «Великой Германии»...

И Францль исправно выполнял свои новые обязанности. Ровно в 9 часов утра он уже сидел в зеленом кресле за письменным столом на Климентской улице, где помещалась «Урания», и обрабатывал агентурные сведения на сторонников и противников национал-социализма. В толстой адресной книге появлялось в день до полутора десятков фамилий с биографическими данными, со старыми и новыми адресами, с описанием внешних примет «друзей» и «врагов».

Веноре пухлые списки были переданы Иозефу Пфитцнеру, который переправил их по назначению: в Берлин, в управление гестапо.

15 марта 1939 года войска фашистской Германии вступили в Прагу. Эмиль Францль встречал оккупационные войска со скорбным выражением лица. Инструкцию Пфитцнера он выполнял с пунктуальной точностью.

28 октября 1939 года в Праге были спровоцированы столкновения гитлеровских молодчиков с демонстрантами, требовавшими прекращения репрессий и освобождения из тюрем чешских патриотов-антифашистов. Против безоружных людей были брошены отряды полиции, эсэсовцы, регулярные войска.

Операциями «умиротворения» руководил сам Франк. «Германист» Францль сразу же после кровавых событий передал пражскому гестапо списки известных ему лиц из числа интеллигентов, которые «и готовили и сами участвовали» в этой «антинемецкой» демонстрации.

Свыше ста человек было расстреляно и замучено в гестапо по доносу Францля.

Приложил Францль свою «грязную лапу» и к расправе пражского гестапо с участниками антифашистской студенческой манифестации в Праге ноября 1939 года, когда был убит герой чешской молодежи студент Ян Оплетал.

Услуги Францля были высоко оценены в Берлине. И оттуда дали знать в канцелярию государственного секретаря протектора Чехии и Моравии Франка, что «секретарь «Урании» должен быть окружен особым вниманием и заботой».

Оберштурмбаннфюрер войск СД в Праге Беме лично просил душителя Чехословакии Франка подыскать Францлю хорошо оплачиваемое, но скромное служебное место. Приказом шефа канцелярии протектора Роберта Гизе Францля назначили директором библиотеки пражского краеведческого музея.

Францль старался показать сотрудникам-чехам, что он не занимается политикой и что единственная его страсть - наука. Видимо, по этой причине он взялся за описание хранилищ музейной библиотеки.

Одновременно «германист и философ» вступает в ряды 6-й роты охранной полиции СД и вскоре получает чин обервахмистра.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены