Будни

Анатолий Маркуша| опубликовано в номере №498, февраль 1948
  • В закладки
  • Вставить в блог

Из записной книжки военного летчика

«Спасибо, маленькие!»

Первая пара взлетела, развернулась в сторону солнца и очень скоро исчезла в синеве. Мы сели в кабины. Мотор опробован и готов к запуску. Парашют, шлемофон, перчатки пригнаны и застёгнуты; род рукой планшет с разграфлённой на квадраты картой; машина поставлена носом против ветра. Не успеет догореть зелёная ракета - взревёт мотор, и мы пойдём на взлёт. Это и есть готовность номер один.

А пока сидим, ждём сигнала - занятие не из весёлых. Слышно, как тикают часы на приборной доске, еле - еле доносится гуденье ушедшей на юго - восток пары. Смотрю на карту. Там, в квадрате «Слива - 26», танкисты рвут оборону «противника». Мы обеспечиваем их с воздуха - прикрываем.

Тот, кто был на войне, знает, что такое авиационное обеспечение.

«Маленькие, прикройте!» - сколько раз эта фраза звучала в наушниках шлемофонов!

«Маленькие, прикройте!» - иногда эти два слова раздавались спокойно и неторопливо: противник был далеко, мы - рядом; иногда - быстрой, захлёбывающейся скороговоркой: противник подходил, мы запаздывали; случалось «Прикройте!» неслось душераздирающим воплем: это значило - враг прорвался сквозь завесу зенитного огня, и небо раскололось от шквала смертоносных взрывов, косого ливня пулемётных трасс, надрывного воя пикирующих самолётов...

Ракета лопается высоко над полем, и сразу же все мысли отскакивают в сторону. Проворные руки делают своё дело: включают аккумулятор, поворачивают лапку пускового ключа, открывают вентиль сжатого воздуха. Секунды - и вот уже бьётся сердце самолёта, бьётся громко, отчётливо, жарко.

Зелёный лоскуток ракетного заряда дочерчивает в небе свою кривую, когда мы срываемся с места.

В шлемофонах звучит команда:

- «Марс - 65», следуйте: «Слива - 26», «Стог - 20», «Крыло».

В переводе на обыкновенный земной язык это означает: следуйте к месту прорыва танков, высота два километра, прикройте заданный квадрат.

Ведущий тянет машину вверх. Быстро наращиваются метры: тысяча, полторы, две. Выше! Прибор показывает три. три с половиной тысячи метров, но ведущий всё идёт и идёт вверх.

Мелькает мысль: как же приказ «Стог - 20» - две тысячи?

Спокойно: ты ведомый, ты щит, щит героя. Твоё дело - не отрываться, запоминать, учиться...

С высоты четырёх тысяч метров командир сваливает машину в пикирование, падает стрелка вариометра, растёт скорость.

Над целью мы проходим на точно заданной высоте с максимальной скоростью. Теперь понятно, зачем нужны были лишние метры: они ушли на разгон.

Горка, полупереворот, снижение, снова горка. Пара истребителей качается над целью, будто привязанная, к гигантским невидимым качелям. Так на практике выглядит формула Покрышкина: высота - скорость - высота.

- «Mapc - 65», противник слева, ниже, - это голос станции наведения.

Фраза ещё не досказана, а ведущий уже разворачивается и идёт в атаку. Вот она, живая внезапность. «Противник» метнулся, пошёл на солнце. Напрасно: высота, переведённая в скорость, снова обращается в высоту, а «хозяин высоты - хозяин боя». Всего одна атака, короткий, соколиный удар сверху, секунда - другая, прицельная очередь - победа.

- «Марс - 65», выходите из боя. Я «Светлый».

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте об удивительном человеке, писателе ученом, враче, авторе великолепной хроники «Пушкин в жизни» Викентии Вересаеве, о невероятном русском художнике из далекой глубинки Григории Николаевиче Журавлеве, об основоположнице теории русского классического балета Агриппине  Вагановой, о «крае  летающих собак» - архипелаге Едей-Я, о крупнейшей в Европе Полотняно-Заводской бумажной мануфактуре, основанной еще при Петре I, новый детектив Андрея Дышева «Бухта Дьявола» и многое другое.



Виджет Архива Смены

в этом номере

Дорогами побед

К тридцатилетию Советской Армии

Штурман полка

Из дневника и писем Героя Советского Союза Евгении Рудневой