Бомбист

Матэ Залка| опубликовано в номере №41, ноябрь 1925
  • В закладки
  • Вставить в блог

ТЯЖЕЛОЕ дело отступать в дождливый осенний день, когда войско одето в летние тряпки и изношенная обувь чавкает в холодной грязи, а сзади, в английских резиновых плащах, хорошо вооруженный противник кусает икры бегущих. И еще обидней отступать по родным краям. Бежать, не останавливаясь на широкой улице родного села, где каждый дом знаком, где каждое дерево навевает воспоминания.

Правда, что Иван Панасюк добрые 10 лет тому назад ушел из села. Он уехал в город учиться ремеслу. Работал на заводах и, как говорили, последнее время он был слесарем-механиком.

С того времени он два раза навещал село, и с каждым разом все меньше и меньше в живых оставалось его родни. Теперь остался один дядя, деревенский сапожник, многосемейный, которого он последний раз видел, когда, бросив царские окопы, проходом заглянул в село.

Полк втягивался разбросанными кучками на шоссе. Не было никакого «военного» порядка: тут нагруженные дрожащими солдатами обозные повозки, там гуськом, обходя лужи, молчаливые солдаты. Если бы над их плечами не торчали штыки и винтовки, то можно было бы подумать, что это бегущие от бедствия, а не войско. На 4 версты растянулся полк на холодном шоссе. Все напрягали силы. Никто не хотел оставаться, знал хорошо, что попадавшим в руки наступающих пощады не будет.

Янко ехал в конце с арьергардом. Вправо, сзади, ехали ПУШКИ, немного поближе редкая перестрелка будила и делала страшными дождливые сумерки.

- Давайте, товарищи, давайте, если перейдем реку, - мы спасены, там новые позиции, если мост удержим 2 - 3 дня, подоспеет подкрепление.

ЯН ПОДБОДРЯЛ своих товарищей, а сам не знал, как на самом деле обстоят дела. Знал только, что вправо что-то неладно, говорили о каком-то предательстве, не то переходе, не то несильной сдаче в плен целого полка, во главе которого был командиром бывший офицер.

- Бывает, - пожал плечами Иван, - научимся когда-нибудь.

На место ушедшего полка, в прорыв, неудержимо льются силы Деникина. Ян мысленно прикинул расстояние до речки - верст двенадцать будет, сначала Белоснежка, Кайданово, потом Хуторки - его село, лес, а потом уже река.

«Доберемся ли?» - подумал и про себя добавил: «если доберемся», и эти измученные люди смогут отдохнуть, мосты Деникину не отладим, потом, наверное, придет помощь. Не может быть, чтобы не пришла! Главное - выдержка».

- Тов. Панасюк, вам записка, - в темноте ему протянули бумажку.

Иван наклонился в седле и взял ее.

Письмо короткое, два-три слова. Ян остановил коня и подождал отставшего сзади н-ка арьергарда.

- Меня вызывают в штаб.

- А где штаб? - спросил начальник с затаенным волнением.

- Вероятно, в Белоснежке.

Ну, валяйте, товарищ, и скажите там о нас.

- До свидания!

Намокший, серый пустился неуверенной рысью и, осторожно минуя поблескивавшие лужи, продвигался мимо молчаливых повозок, бессловно шлепающих людей. Догнал обоз, и там сказали:

- Штаб впереди, минут в двадцать догоните.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 5-м номере читайте о жизни и творчестве писателя Вениамина Каверина, о русском поэте с турецкими корнями, учителя и наставника членов царской фамилии, автора государственного гимна Российской империи «Боже, Царя храни!» Василии Андреевиче Жуковском, об удивительно талантливом композиторе Серебряного века Александре Скрябине,  о том, как выживали в годы войны московский и ленинградский зоопарки, об уникальном человеке, легендарном летчике-асе, дважды Герое Советского Союза Амет-хане Султане, окончание детектива Наталии Солдатовой «Канкан пожилой дамы» и многое другое.



Виджет Архива Смены