Богатырская застава

Александр Щербаков| опубликовано в номере №1161, октябрь 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

В шестьдесят пятом году завод, не останавливая производства, перешел на серийный выпуск «БелАЗа-540», В Криворожском бассейне доказывал свое право на жизнь и труд «БелАЗ-548 А» грузоподъемностью в сорок тонн. Семейство пополнилось тогда же одноосным тягачом. К братьям-великанам должен был присоединиться и семидесятипятитонный гигант.

Поистине неистощима конструкторская мысль! Кажется, пошла машина, работает, и репутация у нее уже завидная. Нет, конструкторы не останавливаются, ищут, усовершенствуют, переделывают. Известно, что при оценке достоинств машины всегда берется в расчет соотношение ее грузоподъемность и собственного веса. Чем больше разница, тем выгоднее автомобиль. Жодинские конструкторы сбрасывали вес «БелАЗов» от модели к модели. Двадцатисемитонник весит 21 тонну, то есть разница между грузоподъемностью и собственным весом шесть тонн, а у следующей модели она уже четырнадцать тонн, у следующей – двадцать семь. Сколько вариантов компоновок узлов, систем подвески прошло через конструкторские умы и руки! А сколько бились над тем, чтоб решить, кажется, простую, а на самом деле очень сложную задачу – не дать колесам и подвеске почувствовать разницу между пустым и нагруженным кузовом! А сколько понадобилось творческой смелости и как пригодилась конструкторская зрелость, когда изобретали «колесо-мотор»! Убедившись, что даже мощнейшему двигателю не под силу вращать четыре исполински» колеса, в конструкторском бюро выносили схему: двигатель – генератор – мотор – колесо!

– Ну, а сейчас на какой орбите ваши мысли? – спрашиваю заместителя главного конструктора Генриха Ивановича Терновского.

– Все на той же. Только размах другой – с учетом достижений научно-технического прогресса и с учетом того, что в следующей пятилетке завод должен подвергнуться реконструкции, надеемся, появится у нас наконец солидная экспериментальная база. Продолжаем, да, да, все продолжаем совершенствовать конструкцию двадцатисеми и сорокатонников. Спрос на них огромный, их еще выпускать и выпускать – Думаем над конструкцией ставосьмидесятитаинего самосвала, отрабатываем его технический проект» Ну и, разумеется, забрасываем мысль в более отдаленное

будущее, а там уже силуэт машины, которая повезет двести сорок или двести пятьдесят тонн... Уйма проблем. Правда, многие не зависят от нас, нужен добротный двигатель мощностью в две – две тысячи триста лошадиных сил, нужны качественно новые покрышки, более совершенное электрооборудование... Наше семейство очень требовательное. Однако есть смысл удовлетворять все его запросы. Оно трудом оплатит их. Вернее, уже оплачивает.

...Заводу повезло с конструкторами.

 

Бригада

На кого похож этот парень, демобилизованный солдат? Вот на кого? таким бригадир Иван Залев-ский представлял себе Григория Мелехова из «Тихого Дона». Сильные руки, умные глаза и прическа, чем-то напоминающая лихие казацкие чубы.

– Хочу к тебе в бригаду.

– Я тоже, между прочим, из армии пришел. Так что судьбы у нас схожие. Не заскучаешь в цехе?

– Ты же не скучаешь –

Николай Богданец быстро прижился в бригаде Залевского. Бригадир никогда не размышлял о своих педагогических способностях, однако замечал, что любит возиться с новичками, и радовался, когда видел, как ребята набирают настоящий рабочий вес, обретают мастеровую солидность, которая приходит к людям, создающим самые главные ценности в жизни.

До Богданца был Василий Коваль. Тот пришел в бригаду из профтехучилища. Пришел с четвертым

разрядом. Делал все чисто, правильно, но никак не мог втянуться в цеховой ритм – в училище норм не давали, никто не торопил, важно было выполнить задание. А тут надо жить под диктовку плана. Залевскому пришлось повозиться с гонористым парнишкой. Тот капризничал, щетинился, злился. А бригадир, приучая его укладываться во время, терпеливо давил на самолюбие: неужели с самим собой не справишься? Постепенно Коваль входил в бригадный ритм, все меньше и меньше требовал к себе внимания. И бригадир нет-нет да ловил себя на мысли, что чего-то не хватает ему в бригадирской нагрузке. Не хватало возни с новичками.

Теперь он взял шефство над Богданцом, который поступил в вечернюю школу и на разряд сдал не через три месяца, как полагается, а раньше. Окончив в этом году школу, Богданец получил аттестат, а из рук бригадира подарок – книги из личной библиотеки «Токарное дело» и «Технология металла».

– Читай, готовься. Разряд повышать пора. Пока в школе занимался, я на тебя не жал. Теперь не отстану.

– Дух бы перевести дал. Школа, думаешь, легко пришлась?

Вместо ответа бригадир рассказал про Якова Федоровича Баушева, начальника цеха трансмиссий. Открылся в Жодине техникум – в первом выпуске Баушев. Открылся филиал политехнического института – в первом выпуске опять Баушев. Жену он убедил поступить в Белорусский институт народного хозяйства. В цехе шутят: у Бауше-вых в доме непрерывный учебный процесс

У Залевского давно появился интерес к тому, как растут люди на заводе. Задавали здесь тон такие, для которых учеба, совершенствование – естественная потребность.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Героини! Матери! Подруги!

Беседуют Герой Советского Союза Марина Павловна Чечнева, майор запаса, бывший летчик женского комсомольского авиационного полка, и Ирина Ивановна Бондарева, машинистка-завертчица фабрики имени Бабаева, лауреат премии Московского комсомола, делегат XVII съезда ВЛКСМ.