Без черновика

Алексей Владимиров| опубликовано в номере №1157, август 1975
  • В закладки
  • Вставить в блог

Бабек сбрасывает робу на мертво застывший шкив насоса. Через минуту руки по локоть в масле. Идет воскрешение из мертвых.

Адыль Агакишев пришел в бригаду Гаджиева не совсем обычным путем. Впрочем, и вся бригада собиралась необычно.

Началось с заседания комитета комсомола Сангачальского морского управления буровых работ. На повестке дня – приказ по управлению об организации комсомольско-молодежной бригады. Теперь вспоминают, что заседание сразу взяло разбег и, если считать по шкале Бофорта, проходило при волнении в десять баллов. Копья гнулись, трещали и ломались – каждый предлагал свое, и мнение одного не выдерживало критики другого. Кончилось тем, что бригаду предложили собрать Бабеку Гаджиеву.

Это оказалось неожиданностью. Было о чем подумать. Институтские знания, особенно в таком деле, как организация бригады, опыта не заменят. Тебе не просто ДАЮТ бригаду, ты должен ее ОРГАНИЗОВАТЬ. Этому в институте не учили. Как, впрочем, и многому другому. Например, работе с людьми. Можно забыть формулы и заглянуть в справочник. Бригада – живой организм, которым нужно руководить без шпаргалок, без черновика. Гаджиев отдавал себе отчет и в том, что речь идет не просто о бригаде, а о комсомольско-молодежной. С ней посложнее. Случись что на буровой – рядом не окажется человека с достаточным опытом и стажем, на которого можно рассчитывать в трудной ситуации. Вопросы не решались, а напластывались один на другой...

Так в самом начале жизнь подкинула молодому инженеру дилемму не из легких. Он был вправе отказаться (кто добровольно взвалит на себя такую ношу, но он решился. Решился, возможно, потому, что к этому времени Бабек уже почувствовал вкус к комсомольской работе – воспитательной работе с людьми.

В воображении он видел прообраз будущей бригады, оставалось самое трудное – сколотить ее. Не обошлось без советов. Говорили, можно, мол, потребовать или переманить лучших, уже зарекомендовавших себя ребят из других бригад. Отпадает: не по его это характеру.

Он решил рисковать и рассчитывать на чутье и интуицию, прибавив к этому свой скромный опыт работы в комсомоле.

Бригада собиралась по крупицам и трудно. Гаджиев словно промывал песок в лотке, зачерпывал и снова промывал. Ходил по буровым, смотрел, слушал, разговаривал. О чем! Да так, о разном. Ему важен костяк бригады, который должен держать все. Он искал. Искал и находил. Ситуации здесь выходили иной раз совершенно неожиданные. Можно, например, представить себе удивление Адыля Агакишева, когда на пороге его дома появился незнакомый вихрастый парень и, представившись, с места в карьер предложил идти в новую бригаду. «Слушай, Бабек, кажется! Ты меня видишь в первый раз, я тебя вижу в первый раз. Откуда знаешь! Как решил!» «Знаю. Кое-что слышал. Решил». «Чудной ты какой-то... Надо подумать. Ну-ка, расскажи подробнее...»

Как-то услышал Гаджиев про парня, который только что пришел в бурение... из ювелиров (!), «Почему пришел!» «Потому что сказали, не выдержу, сбегу». «Характер!» Так оказался в бригаде Володя Усейнов. Сейчас помбур. Работает ювелирно...

Так, по крупицам, складывалась комсомольско-молодежная Бабека

Гаджиева. То, что перевыполнение нормы стало нормой бригады, – еще полдела. Хорошо работать, когда все в порядке, – задача в общем-то не такая уж и сложная, но вот как остаться на высоте положения, когда работа остановилась, и остановилась не по твоей вине, а волею обстоятельств!

Такая именно ситуация сложилась на памятной всем гаджиевцам 293-й, когда пять месяцев ждали обсадную колонну. «Окопаться и ждать», – горько шутили ребята. Кроме того, резерв времени, накопленный ежедневным перевыполнением нормы, образовался довольно значительный, так что тылы, как говорится, обеспечены. Выходит, все ясно!

Может быть, кто-то так и думал, но на 293-й решили иначе. На время вынужденного простоя буровая превратилась в своеобразные курсы повышения квалификации. Учились все, и результаты не замедлили сказаться: за это время Мамед Меликов повысил разряд, Абасбек Абасбеков стал бурильщиком... Произошло это потому, что ребята поняли: не одними производственными показателями определяется дух комсомольско-молодежной, – звание обязывает.

От буровой к буровой бригада мужала, и с ней мужал мастер. Работа Бабека оценивалась высоко и, когда в Москве на съезде комсомола он был избран членом ЦК ВЛКСМ, это никого не удивило, кроме, может быть, самого Гаджиева. Во всяком случае, признание его заслуг сам он относит на счет бригады.

– Понимаешь, без бригады, как ни крути, нет бригадира. Ребята у нас поняли главное: бригада – это сплав, а не кусочки металла. Потому и работаем мы по принципу: сделал свое дело – помоги другому. «Твое-мое» отменяется. Работаем на полную катушку все – без чинов и званий.

– У меня порядок, мастер! Электрохозяйство в ажуре. Чем там нужно помочь! Насос!

– Насос тоже в ажуре. Вот что, Равиль, иди смени Сашу Чижму, вторую вахту стоит.

– Ясно! Хоть он парень здоровый, вертлюг плечом поднимает, а поспать не мешает, – улыбается электрик. – Печка в будке, как домна, греет. А кто починил!..

Шкив насоса дрогнул и пошел. Мастер и Адыль довольны и не скрывают этого. Оба улыбаются.

– А ты говоришь – металлолом!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Уже не дети, еще не взрослые

Беседуют Сергей Михайлович Крылов, генерал-лейтенант, начальник Академии МВД СССР и Владимир Ильич Амлинский, писатель, секретарь правления Московской писательской организации