Беспокойная старость

Леонид Рахманов| опубликовано в номере №295, июль 1937
  • В закладки
  • Вставить в блог

Все уходят, не устояв перед таким натиском. Заставив двери стульями, Мария Львовна подбегает к Бочарову.

МАРИЯ ЛЬВОВНА (задыхаясь от развитой ею самой энергии). Миша... миленький... Это-то вы хоть знаете? Мы вас как сына любим. И я и Дима... Он не скажет, а я говорю. (Тихо). Так вы, пожалуйста, берегите себя. Куда бы вы ни попали. Помните обо мне и Диме. А наш секрет, помните? Я одна продолжать буду. Только возвращайтесь. До свиданья, голубчик... (Вместо платка, чтобы утереть слезы, вытаскивает из кармана спички). Ну, что это? Ваши спички? Так и не собралась отдать. (Сует их Бочарову.) Мне еще надо много сказать. Голубчик, Миша...

Дверь начинает открываться, сдвигаются стулья.

МАРИЯ ЛЬВОВНА (разочарованно). Ну, уж лезут. (Недовольно.). Войдите.

Полежаев и Воробьев входят, подозрительно оглядываясь на стулья, которыми были приперты двери.

МАРИЯ ЛЬВОВНА (лукаво). Теперь Дмитрий Илларионович скажет: «Выйдите все из комнаты, хочу с Бочаровым попрощаться».

ПОЛЕЖАЕВ. Нет, Дмитрий Илларионович скажет другое. (Подходя к Бочарову, резко.) Дайте мне слово, что при первой возможности вы вернетесь в университет. (Бочаров молчит. Полежаев отступает на шаг, весь проникаясь гневом.)

БОЧАРОВ (растерянно). Боюсь, что такая возможность представится только после революции. А? Или как?

ПОЛЕЖАЕВ (резко). Все равно. Дайте слово.

БОЧАРОВ (наклоняет голову, но Полежаеву этого мало).

ПОЛЕЖАЕВ. Не так, а по-настоящему. Как в Кембридже. Скажите: «Даю слово».

БОЧАРОВ (послушно). Даю слово!

ПОЛЕЖАЕВ (сразу подобрел. Лукаво). Так, так. Это что же значит? (Хитро прищурясь.) Чем скорее революцию сделаете, тем скорее ко мне вернетесь. (Понизив голос.) Так уж вы постарайтесь, голубчик. Приналягте. Это и в ваших и в моих интересах.

Все улыбаются новой выходке. Бочаров со всеми прощается.

МАРИЯ ЛЬВОВНА (бормочет). Миша - революционер... Агитатор... Нет, это сон (закрыв глаза, еще раз пробует себя ущипнуть).

ВОРОБЬЕВ (встает Бочарову навстречу. Молча глядят друг на друга. Вдруг обнялись). Ты извини, если что... я ведь часто бывал неправ.

БОЧАРОВ. Ерунда. (Еще раз обнялись.)

ПОЛЕЖАЕВ (ищет по всем карманам и не находит). Где это опять ключ? (Нашел в пальто, оставленном подле двери на стуле, отдает Бочарову.) Вот... Возьмите на всякий случай. Если не уедете, у меня сегодня будете ночевать. И вообще, как домой. Со своим ключом... Прощайте, голубчик. Пусть все у вас будет хорошо. (Долго трясут друг другу руки. Полежаев бормочет.) По-английски надо, по-английски... Как я вас учил... (Но тут Бочаров заключает его в свои мощные объятия, и они троекратно целуются. Через некоторое время Полежаев благополучно выходит из бочаровских объятий, расправляя кости и улыбаясь.)

М-да... это уж скорее по-русски.

Уходят. В комнате остаются Мария Львовна и Воробьев. Пауза.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены