Арсений из трудбата

  • В закладки
  • Вставить в блог

Когда теперь вспоминаешь вслух это слово – «трудбатальон», или еще проще – «трудбат», требуется обязательно разъяснить его живое содержание.

В начале двадцатых годов нашего века это сокращенное слово «трудбат» было понятно даже каждому школьнику младших классов. Но почему ремонтные рабочие на железных дорогах в начале 20-х годов назывались по-военному – трудбатальоны? Прежде всего потому, что железные дороги тех лет ремонтировали также и солдаты Красной Армии: железнодорожное хозяйство, разрушенное интерзентами и белогвардейцами, требовало срочного и капитального ремонта. В начале 1920 года, после расстрела так называемого «верховного правителя» адмирала Колчака, разгромленные белогвардейцы и интервенты стали откатываться на восток к Тихому океану, преследуемые нашей молодой Красной Армией. И ее же солдаты продвигались по следам разрушений, оставленных врагами, восстанавливали железнодорожные пути, вагонное хозяйство, постройки, складские помещения. На железнодорожных путях города Барнаула, где я тогда жила, тоже работал трудбатальон, который появлялся иногда и на городских улицах.

«Трудбат идет, трудбат идет!» – кричали ребята и бежали рядом, подражая военному шагу.

Однажды летом 1921 года, когда я работала в Алтайской губсовпартшколе, меня направили в железнодорожный район по просьбе нескольких товарищей из трудбата.

Где-то на запасных путях меня встретил высокий худой красноармеец с выражением строгости и упорства на загорелом лице.

На нем была выцветшая, но старательно проглаженная гимнастерка и такие же старые, но начищенные до блеска сапоги.

Он кратко объяснил, что именно он, «Арсений из трудбата», обратился в губполитпросвет, и, сверху вниз оглядев меня, сдержанным баском спросил, неужели никого не нашлось постарше, чтобы отозваться на большую и важную просьбу целой группы бойцов трудбата?

Как и бывало в таких случаях, я спокойно поправила его: у меня уже двое детей, и именно мне губполитпросвет поручил данное дело.

«Понятно», – произнес он спокойным басовитым голосом и стал излагать «общую просьбу». Вот им, «пятерым из трудбата, необходимо повысить уровень их грамотности». Ведь совершенно ясно, что без этого «их молодая жизнь не сможет развиваться в полную силу!». Чем дальше слушала я «Арсения из трудбата», тем больше недоумевала. Речь его звучала как размышление вслух не только грамотного, но и вполне интеллигентного человека, о чем я тут же ему и сказала.

– Так в том-то и дело, что речь я слухом да памятью усвоил, а вот грамоты, уменья правильно писать у меня нет. И вот у этих ребят, моих товарищей, такая же история, что и у меня.

И Арсений тут же рассказал свою биографию. Он родился в многодетной семье сибирского лесника, в самой хвойной чаще, где зимними ночами волки «под окнами завывали». Отец и мать, неграмотные люди, душой бы рады обучить своих ребят грамоте, но учиться было негде: ближайшая школа находилась от них в... 25 верстах в волостном селе!

– По неграмотности вместо имени кривой крест ставили... Да ведь и вся жизнь народная тем же крестом перечеркнута была, – с возмущением вспоминал Арсений, хмуря густые нависшие брови.

Только Красная Армия «открыла свет» Арсению. Читать он, пулеметчик, учился по газетам да по военным сводкам, а вот «правила правописания» пока что остались «на прежнем убогом уровне».

– Но ведь этого нельзя дольше терпеть! – гневно заключил Арсений. – Вот мы все хотим стать строителями заводских корпусов, жилых домов, школ... Правильно я говорю, товарищи? – обратился он к стоящим поодаль ребятам.

– Точно! – грянуло в ответ.

– Вот видишь! – торжественно произнес Арсений. – Для всех нас это как боевое задание. – Лицо его приняло требовательное и гордое выражение, которое тут же сменилось выражением заботы и

раздумья.

– Но ведь ты преподаешь в совпартшколе, и

у тебя ребятишки, семья... а ты, как я понимаю, подошла бы для этого дела... Как же быть нам всем? Как двинуть дело правописания на полный ход?

– Ну что же, – подумав, ответила я, – скоро, после каникул, соберется второй курс нашей совпартшколы. А ведь это не одна сотня комсомольцев и молодых коммунистов, среди которых есть много недавних пулеметчиков, конников, бойцов пехоты, а также и работников разных специальностей. Конечно, среди них найдутся способные и добросовестные помощники в такой, несколько вольно говоря, скоростной учебе, какую они намерены npoifoyi. А я, само собой разумеется, буду тоже помогать этой работе.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 1-м номере читайте о весьма неоднозначной личности – графе Алексее Андреевиче Аракчееве, о замечательном русском писателе Константине Станюковиче, об одной из загадок отечественной истории, до сих пор оставшейся неразгаданной – о  тайне библиотеки Ивана Грозного, о великом советском и российском лингвисте, авторе многочисленных трудов по русскому языку Дитмаре Эльяшевиче Розентале, о легенде отечественного кинематографа – режиссере Марлене Хуциеве, окончание детектива Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены