«Аджиры» юные рабы Тегерана

Матильда Мгеброва| опубликовано в номере №190, май 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Письмо из Пepcии

Современная Персия продолжает оставаться отсталой сельскохозяйственной, по преимуществу, страной. Несмотря на заметное развитие добывающей промышленности (нефтяной и нек. др.), происходящее главным образом, на основе иностранного капитала, туземная промышленность Персии остается по-прежнему кустарной. При этом почти каждый округ, каждый город сохраняет и ведет свое специальное производство в зависимости от обрабатываемого сырья, преобладающего в данном районе. Положение и условия труда персидских ремесленников и кустарей теперь, как и раньше, очень тяжелы. Печатаемое ниже письмо из Тегерана характеризует положение учеников - «аджиров», проходящих ученье у этих кустарей, и, таким образом, изображает условия жизни одного из слоев трудящейся персидской молодежи. У ремесленников есть свои ряды на Большом Тегеранском базаре. Здесь собраны все виды, все разновидности персидского ремесла. Сапожники, золотых дел мастера, кожевен лики мастера, изготовляющие сундуки, медную посуду, глиняную утварь и т. п., - все представлены на это базаре.

Их мастерские это - крошечные лавки, часто общей площадью не больше 2 - 2,5 кв. метров. Принадлежат они хозяину, который работает сам в ней при помощи учеников - детей и подростков. Вообще в Персии широко распространено применение детского труда, особенно в кустарничестве. Работающих детей можете встретить всюду; у столяра, лудильщика, сапожника, кожевенника, и вообще нет ни одного вида ремесла, где бы нe проводилась жестокая эксплуатация детского труда. Нет ни одной мастерской, где бы не было учеников - мальчиков, начиная с пятилетних и кончая 16 - 17-летними подростками. Ученики эти делятся на две категории: первая - это так называемые «аджиры», вторая - работающие поденно. «Аджир» - это ученик, взятый на продолжительный срок (4 - 6 лет). Он как бы прикрепляется к своему хозяину на указанное время без права уйти от него. Заключается договор между обеими сторонами. Если мальчик мал, с его стороны фигурируют родные. В контракте этом указывается срок, на который берется ученик, и обязательство хозяина обучить его данному ремеслу. Договор заключается при мулле (духовное лицо) в письменном виде (в двух экземплярах). И с этого момента мальчик переходит в полное владение хозяина и превращается в его раба. Обыкновенно этот же «аджир» является и слугой дома. До открытия базара (базар открывается в 7 часов утра) он выполняет домашнюю работу: убирает комнаты, приготовляет пищу и т. д. То же самое повторяется и вечером после закрытия базара (базар закрывается в 10 часов). Первый год проходит в обучении «аджира»; хозяин ничего не платит ему, он только его обучает. Как только ученик усваивает основные навыки данного ремесла, хозяин назначает ему плату от 2 шаев до 1 тумана в день.

Туман или 12 кран - это наибольшая ставка, и получает ее ученик, проработавший уже 4 - 5 - 6 лет. Обыкновенно «аджиры» берутся на самое минимальное жалованье. Помимо жалованья, хозяином в контракте пишется, что он обязуется своего ученика утром и вечером поить чаем, а в полдень «абе-гуштом» (род супа):

Двенадцати-пятнадцатичасовая работа не проходит бесследно. Малокровные, изможденные лица мальчиков-подростков говорят о тяжелой работе, о длительном рабочем дне. Отданный с 5 - 7 лет на работу «аджир» превращается в машину, в живой станок, в существо, которое целый день, не разгибая спины, знает только одно - работать, работать без конца, работать на хозяина, почти всегда с голодным бурчанием в желудке.

Проработав 4 - 5 - 6 лет, «аджиры» превращаются в мастеров-ремесленников. Это уже другая категория, которая по окончании, так сказать, курса идет на поденную работу. Контрактов с ними никаких не пишется. Они свободны, они могут уйти от хозяина, когда, им захочется (если желудок позволит).

Итак, персидский ремесленник - мастер, чтобы дойти до положения «свободного» раба, проходит школу формального, договором освященного рабства. Этот «аджир», живя впроголодь, часто вынужденный еще содержать семью, задалживается у хозяина и делается его вечным должником. Окончание срока договора и получение формального права ухода от него со званием «мастера» превращается в пустой звук. Этот превращенный из «аджира» в «мастера» труженик остается рабом своего хозяина. Долги и голод прикрепляют его к хозяину крепче цепей раба.

Таково в общих чертах положение одного из отрядов трудящейся молодежи Персии. А каково положение отдельных- слоев трудящихся, содержащих своим трудом и жизнью всех паразитов нынешней Персии, - об этом в следующий раз.

Тегеран - апрель 1931

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены