Когда рядом друзья

Г Конюшкова| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Еще вчера Женька с Борисом смотрели три раза подряд новый фильм «Цирк», а сегодня им было уже не до кино. Не успев даже попрощаться с отцом, старшим лейтенантом Гладковым, они сели в машины и поехали на восток, все дальше и дальше от границы. Вместе с матерью и трехлетней сестренкой Эммой Женька и Борис держали курс на Таганрог, где жили родственники. Следом за ними шла война.

Тревожными взглядами провожали ребята притихшие деревеньки, обгоревшие повозки у обочин дороги, косматые столбы дыма далеко за холмами. Во время бомбежек старики, женщины, дети выпрыгивали из машин и прятались в придорожных канавах, во ржи или кустарнике. После одного из налетов не вернулся в машину Борис. Вскоре неизвестно куда исчезли мать и Эмма. Женя остался один. Это произошло жарким июньским днем сорок первого года недалеко от города Слонима.

... Когда мальчик добрался до Таганрога, город уже был занят немецкими войсками. Женя с трудом отыскал домик, где жили родственники Гладковых - старики Кудрявцевы, и несмело постучал в окно.

- Дедуся! Это я, ваш Женька! - закричал мальчик.

Два месяца старики не отходили от Жени: мальчик перенес крупозное воспаление легких. А когда части Советской Армии освободили город, Кудрявцевы сообщили Дмитрию Герасимовичу Гладкову в ответ на его письмо, что до Таганрога добрался один Женя, а где остальные, неизвестно.

После войны подполковник Гладков забрал пятнадцатилетнего сына к себе. Поиски жены, Бориса и Эммы кончились неудачно. С годами росла уверенность, что никого, кроме Жени, не осталось в живых.

... Однажды Евгений Гладков, старший лейтенант Советской Армии, прочитал в газете «Красная звезда» письмо Елены Климович «Помогите отыскать родителей!» В годы Великой Отечественной войны она попала в Слонимский район, Гродненской области, и ее взяла к себе в дом семья Климовичей, жителей деревни Гринки. «Я им сказала, что отец мой военный, но откуда еду и своей фамилии не знала. Сначала называли меня Эммой, потому что на белом пыльнике, надетом на мое коричневое платьице, были вышиты буквы ЭММА...»

В деревне Гринки многие помнили тот день, когда трехлетнюю девочку нашли рядом с матерью, смертельно раненной, так и не пришедшей в сознание, Соломея и Дорофей Климович сделали все, чтобы Лена, как они стали ее называть, поправилась, поздоровела, чтобы скорее зажила ранка на ее ноге.

Окончив семилетку, Лена поступила на курсы бухгалтеров. Ее уговаривали учиться дальше, но она понимала, что семье нужно помогать. Став счетоводом Косте - невского сельсовета, Лена заочно поступила в восьмой класс. Трудно было и учиться и работать. Порой девушка так уставала за день, что не хотелось браться за книги. Но, упорная, во всем, Лена переходила из класса в класс.

У Климовичей она чувствовала себя, как в родной семье. Но иногда задумывалась: «Неужели никого нет у меня - ни отца, ни брата? А может быть, ищут они и не знают, жива ли?»

И Лена решила написать в «Красную звезду»...

В то время, когда газета опубликовала это письмо, в жизни девушки произошло большое событие: Лена вступила в партию.

На письмо Лены Климович откликнулись тысячи людей. Писали с Дальнего Востока, из Прибалтики, с Севера, Урала, из Средней Азии. Люди предлагали планы розысков, называли фамилии своих знакомых, потерявших детей. Многие просто обращались к Лене с дружескими, теплыми словами.

«Вы знаете, Лена, меня так взволновала ваша заметка, что я не в силах сдержать ненависть, которая наполнила мое сердце, к тем, кто пытается вновь повергнуть мир в войну, - писал Иван Алешин. - Если бы я мог чем - либо помочь Вам! В тяжелую минуту Вы всегда можете рассчитывать на меня, как на товарища и друга». Римма Шереметьева рассказывала в своем письме, как во время войны в их доме останавливался один офицер, который говорил, что его жена погибла, а дочь взяли какие - то люди. Может, это и был отец Лены? Римма обещала обязательно съездить на каникулы к бабушке и узнать фамилию офицера.

Когда подполковник Гладков прибыл в Гринки и увидел Лену, ему сначала показалось, что он ошибся. Но, вглядываясь в лицо Лены, он постепенно избавлялся от своих сомнений. Все чаще замечал он в девушке еле уловимые черты, которые воскрешали в его памяти образ матери Лены. Это сходство убеждало сильнее, чем все остальные приметы. Да, это была его дочь Эмма...

- Поедешь со мной? - спросил Дмитрий Герасимович.

Лене было жалко покидать деревню, где выросла, людей, которые ее воспитали. Все здесь было связано с ее детством и юностью... Но ведь она нашла своего родного отца, ее ждут брат, тетя, бабушка с дедушкой! И на вопрос отца она тут же ответила согласием.

Вся деревня провожала Лену. Отвернувшись, тихонько вытирала глаза Соломея Климович.

В поезде Лене хотелось с каждым поделиться своим счастьем. Пожалуй, многие сказали бы:

- Какая необыкновенная история!

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены