Над этим стоит подумать

А Семенов| опубликовано в номере №739, март 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Не думал, не гадал Анатолий Тимофеевич Осипов стать мастером производственного обучения, и в техническое училище его привела отнюдь не страсть к педагогике.

Осипов уже был опытным, квалифицированным печатником, когда поступил в вечернюю школу рабочей молодежи. Здесь он надеялся приобрести тот минимум знаний, без которых не мог совершенствоваться в своей сложной профессии. Но вот незадача - печатники трудятся в три смены, а занятия в школе ведутся только вечером. Осипов стал заниматься один. На первых порах это ему кое - как удавалось, но по мере того, как курс усложнялся, становилось все труднее и труднее. Наконец, школу пришлось совсем бросить.

Через год Осипов вновь поступил в вечернюю школу. Ценою большого напряжения он прозанимался месяцев семь, но перейти в следующий класс не смог и решил, что совмещать работу в три смены с учебой в вечерней школе совершенно невозможно.

И вот в это - то время комсомольцу Осипову предложили должность мастера производственного обучения во втором техническом училище полиграфистов, которое создавалось в Саратове. Осипов крепко задумался. Соблазн был, безусловно, велик. В училище дневная работа, тут большой коллектив преподавателей, которые не откажут в помощи, одним словом, полная возможность продолжать учебу. Но тревожила другая сторона дела: а вдруг он не справится, и ученики, эти озорные мальчишки и девчонки, не будут его слушаться?

Коллектив училища встретил Осипова радушно. Преподаватели, а в особенности заместитель директора по воспитательной работе Надежда Михайловна Гребенникова, постарались рассеять его сомнения, всячески помогали ему освоиться в новой, незнакомой обстановке. И очень скоро он начал действовать самостоятельно, удивив многих необычностью своего педагогического метода.

Некоторым ученикам группы Осипова при выдаче обмундирования досталась одежда не по росту. В то время, как одни мальчики щеголяли в брюках и гимнастерках, будто по ним сшитых, другие утопали в них. Ребята с завистью посматривали на «счастливчиков» и, конечно, огорчались.

Однажды Осипов собрал обмундирование, которое было ребятам велико, и отнес его домой. От матери, портнихи, он усвоил азы ее профессии и вечером, распоров принесенную одежду, уселся за швейную машину, начал подгонять под рост ребят. Работа Осипова не отличалась высоким мастерством. Мать, долго наблюдавшая за сыном, не выдержала и принялась помогать. А узнав, что перекраиваемая одежда предназначена для ребят, пришедших в училище из детского дома, уж так постаралась, как редко старается портной для самого придирчивого заказчика.

Между мастером и учениками установилась крепкая дружба. Осипов узнал ребят, их привычки, склонности. И лишь один Юра Погорелов, замкнутый и нелюдимый, оставался для него загадкой. Впрочем, загадкой ли? Юра быстро осваивал все производственные процессы, хорошо разбирался в сложной машине, на которой приходилось работать. С этой стороны у мастера не было никаких сомнений. Что же касается характера Юры, так ведь это не его область, не его забота: он не педагог. Но это слабое утешение не помогало. Осипов не раз становился в тупик именно из - за того, что ему недоставало педагогических навыков... Вот, например, Юра. Почему он никогда не участвует в играх и развлечениях ребят, часто уединяется? За долгие месяцы общения с ним Осипов ни разу не видел улыбки на лице мальчика.

В один из погожих весенних дней Осипов вышел в сад училища. Сидя на скамейке в тени деревьев, он вдруг невдалеке от себя увидел Юру. Паренек гнался за бабочкой, и лицо его было озарено такой радостью, таким восторгом, каких Осипов никогда не видел у этого угрюмого мальчика. Искренне обрадованный, Осипов окликнул ученика:

- Юра!

Тот оглянулся, но, увидев мастера, сразу как - то потух. От радостного возбуждения не осталось и следа. Перед Осиповым снова предстало угрюмое, печальное лицо. И хотя Осипов не мог понять причину внезапной перемены в мальчике, однако теперь он знал: если Юра может быть веселым и жизнерадостным сам с собою, то таким он, несомненно, может и должен быть на людях, с ребятами. Вопрос только в том, как приобщить его к коллективу.

... Зная, что Юра много читает и любит поэзию, Осипов предложил ему на вечере самодеятельности группы прочесть отрывок из поэмы Маяковского «Хорошо!». Юра охотно согласился. Тут же выяснилось, что ему даже не надо заучивать отрывок: он знает наизусть чуть ли не всю поэму.

Юра выступил очень удачно и весь тот вечер провел с ребятами. Постепенно, шаг за шагом, остерегаясь быть назойливым, Осипов приучал мальчика к коллективу и в конечном счете добился того, что тот стал любимцем группы.

Все шло как нельзя лучше, и вдруг Юра, назначенный в паре со своим лучшим другом Виталием Игнатенковым на работу на плоскопечатных машинах, категорически отказался выполнять поручение мастера.

Осипов мог бы, конечно, заставить ученика подчиниться приказу. Однако он решил предварительно узнать, чем вызван этот внезапный протест.

Выяснилось, что Юра и Виталий поспорили по поводу одной книги. Взгляды их так резко разошлись, что Виталий для большей вескости своих доводов пустил в ход кулаки, полагая, видимо, что этим скорее склонит собеседника на свою сторону. Присутствовавшие при споре ребята одернули, забияку. Они вскоре забыли о ссоре, но Юра тяжело переживал случившееся. Он вновь замкнулся, ушел в себя. Кропотливая работа мастера, едва приобщившего парня к коллективу, пошла насмарку.

Осипов решил помирить Юру с Виталием, избрав для этого необычный ход. Он купил три билета на новый фильм и пригласил юношей. С Юрой он условился встретиться у входа в кинотеатр, а Виталию вручил билет раньше.

Когда Осипов с Юрой зашли в зрительный зал, Виталии уже сидел на месте. Юра явно не ожидал такой встречи, но что было делать: не бежать же от мастера, пригласившего его в кино, только потому, что Виталию случайно достался билет по соседству?

После кино Осипов предложил возвращаться в училище пешком. Ребята охотно согласились. По дороге он завел разговор о картине, и мальчики сами не заметили, как помирились, тем более, что размолвка их была не такая уж глубокая.

... Шли дни. Мальчики окончили училище и разъехались кто куда.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены