Листовкой и винтовкой

Михаил Москалев| опубликовано в номере №745, июнь 1958
  • В закладки
  • Вставить в блог

Это было в 1919-1920 годах, когда Крым оккупировали белогвардейские армии Деникина, а затем Врангеля, поддерживаемые англо-французскими интервентами. Большевикам пришлось уйти в подполье. Развернулась ожесточенная борьба против врагов трудового народа. В эти грозные дни комсомол Крыма был ближайшим и верным помощником большевистской партии.

Два «А», одно «В», два «Т»

Где печатать нелегальные листовки? - такой вопрос волновал руководителей крымского большевистского подполья после провала типографии в Ялте.

Не знаю, кто предложил новый план, как обмануть ищеек из белогвардейской контрразведки, но мы, комсомольцы, которым партия доверила это важное дело, услышали о нем от товарища Спера. Под такой кличкой действовал старый большевик, опытный подпольщик, член областного комитета партии С. Просмушкин.

- Мы не будем создавать свою типографию, - сказал нам Спер, - а используем легальные частные типографии, где работают наши товарищи. И вы увидите, как здорово это получится.

Я тогда работал вместе со старшим наборщиком Григорием Левитасом в маленькой частной типографии «Труд» на Пушкинской улице в Симферополе. Типографию эту и выбрали базой для печатания воззваний и прокламаций. Рабочих здесь было мало, хозяйка целый день находилась в магазине.

Предстояло поставить дело так, чтобы по найденным листовкам белогвардейская контрразведка не сумела докопаться, где они напечатаны. Для конспирации каждая прокламация набиралась разными шрифтами. Бумагу и шрифты - по литерам, по строчкам, по абзацам - доставляли нам из разных типографий работавшие там наши товарищи - комсомольцы. При этом строго соблюдалось правило: все шрифты и бумага должны быть такими, каких нет в типографии нашей хозяйки.

Участники этого опасного дела часто не знали друг о друге, не имели лредставления, что именно будет набираться, каково содержание листовки. Так было надежнее для конспирации. Знали одно: делай то, чего от тебя требует партия. И каждый, чувствуя, как это важно, безотказно выполнял задания.

Левитас, тогда пятнадцатилетний, только что принятый в комсомол паренек (теперь он директор издательства «Гудок»), вспоминает:

«Как и другие товарищи, я каждый раз получал определенную «заявку». Мне заказывали известного размера и образца литеры, например: «А» - две штуки, «В» - одна штука, «Т» - две штуки и т. д. Мог ли я знать тогда, что из 16 литер, добытых мною в типографии Звенигородского, где я служил мальчиком, появится строчка «Товарищи солдаты!». Этим призывом начиналась большевистская листовка, обращенная к солдатам белой армии и объяснявшая им, что их обманывают продажные генералы».

Из букв, доставленных другими товарищами, свёрстывались лозунги: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «Да здравствует Советская власть!». Когда набранная таким образом листовка попадала в руки контрразведчикам, они тщетно пытались найти типографию, где имелся бы набор всех этих шрифтов.

В дни, когда мы набирали и печатали листовки, комсомольцы - подпольщики незаметно охраняли типографию. Тексты листовок нам обычно приносила Патя Максимова, она же забирала готовые листовки. В ту пору этой отважной комсомолке было пятнадцать лет. Гимназистка с двумя длинными косами, милая, скромная девочка - такой она выглядела. И кому могло в голову прийти, что это революционерка, отличный конспиратор!

Максимова знала в городе все проходные дворы и закоулки. Отправляясь в типографию, она кружила по улицам и, только твердо уверившись, что за нею никто не следит, приходила к нам. Это всегда бывало в тот час, когда хозяйка отправлялась завтракать или обедать. Взяв листовки, Патя прятала их под широким пальто и затягивалась ремнем.

Из типографии она отправлялась в Рабочий клуб на Севастопольской улице. Здесь у хозяйки явочной квартиры «тети Поли» оставляла часть листовок.

Вторая явка была на окраине города, в Цыганской слободке, в библиотеке «К свету». Там работал молодой большевик Лука Гой. Вместе с ним Максимова намазывала листовки клеем, просушивала их и снова, спрятав пачку под пальто, возвращалась в Рабочий клуб, куда по вечерам приходили комсомольцы.

Была еще третья явка - на квартире у рабочего - коммуниста Шейкина, позже казненного белогвардейцами.

Влюбленная парочка

Идут по улице парень и девушка, о чем-то нежно беседуют. Особого внимания прохожих влюбленная парочка, конечно, не привлекает...

Но именно такие «влюбленные парочки» и занимались расклейкой подпольных листовок.

Это была небольшая, но надежная группа комсомольцев. Эмилия Зубиетова и Лазарь Зальцман, Римма Лозовская и Исаак Китаин, Тамара Иодлович и Виктор Богушевский, Настя Яковлева и Давид Долинер, Нюра Берли - зова и Гриша Григорьев, Рися Шульга, Тамара Ошерова, Аня Михнович. Все они проявляли' чудеса смелости и выдержки.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

Виджет Архива Смены

в этом номере

Первое письмо

Рассказ

Берегите свое счастье, друзья!

Отклики читателей на статью Б. Гусева «За спиной друга» («Смена» № 3)