Доверие

Григорий Бакланов| опубликовано в номере №615, январь 1953
  • В закладки
  • Вставить в блог

Комсорг Вера Кирилкина стала замечать, что комсомолец Смирнов избегает встреч с нею. Увидев его в цехе, Вера спросила, словно ничего не зная:

- Как, Сеня, у тебя в школе дела?

- Да ничего, знаешь, - бодро начал Сеня и, осторожно покосившись на Веру, покраснел. - Вера, ну, я тебе слово даю: больше пропускать не буду!

К концу четверти Вера попросила его принести сводку успеваемости во всей группе. Сеня долго пыхтел, выписывая отметки комсомольцев. Он принёс сводку и сразу же юркнул за дверь: против его фамилии не было ни одной оценки, он остался не аттестованным за первую четверть. И вот, нахохлившийся, хмурый, Сеня Смирнов стоит перед комсомольским собранием. Он маленького роста и в своей новой, ещё не обмятой телогрейке выглядит совсем круглым.

- Что же ты молчишь? - спрашивает член комсомольского бюро Диулин, оглядывая Сеню весёлыми глазами. - Отвечай.

Смирнов мнёт шапку, угрюмо бурчит:

- Чего мне молчать...

- Вот и окажи: в следующую четверть опять одни чужие отметки принесёшь?

- Чего мне чужие носить, у меня свои будут.

- Семён, - напоминает Вера, - ты слово давал?

- Что, в самом деле, взялись? - сказал вдруг Смирнов. - Я план выполняю, а учиться или не учиться - это дело моё!

Сразу становится тихо. И в этой тишине Сеня быстро теряет всю свою решительность. Он теперь стоит, низко нагнув голову.

- Какой разумный! - глядя на него, качает головой Михаил Кононов и быстро говорит Диулину: - Дай - ка мне слово.

Они оба с Сеней слесари, только Кононов постарше, плотней, крепче. У него в лице, в твёрдом взгляде светлых глаз спокойная уверенность человека, знающего свою силу. Только что Кононову, победителю в социалистическом соревновании в честь тридцать пятой годовщины Октябрьской революции, вручали почётную грамоту Свердловского обкома комсомола.

- Мне двадцать шесть лет, - говорит Кононов, - а учусь в восьмом классе. Это потому, что тоже был такой «разумный»,

как ты. И ты что же, Смирнов, думаешь, директивы Девятнадцатого съезда партии только для нас, а тебя они не касаются? Или ты не комсомолец?

- Почему это меня не касаются? - поднимает голову Смирнов.

- Это тебя надо спросить, почему. В директивах съезда сказано: перейти к концу пятилетки от семилетнего ко всеобщему среднему образованию. А у него, видишь, шесть классов, а дальше его лебёдкой тянуть приходится! Ты, Смирнов, думаешь пятилетку выполнять?

Вера Кирилкина молча наблюдает за Сеней. Шея и уши его совершенно огненные.

В свои двадцать лет Сеня Смирнов хорошо зарабатывает. Жизнь представляется Сене простой и ясной, он знает в ней своё прочное место рабочего человека, он не хуже других выполняет план. И непонятно ему, зачем это ещё нужно после смены садиться за школьную парту. Скажи сейчас Сене, что через несколько лет он со своими знаниями уже не сможет хорошо работать, Сеня просто не поверит этому.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В июльском номере читайте о трагической судьбе младенца-императора Иоанна Антоновича, о жизни и творчестве замечательного писателя Ивана Лажечникова, о композиторе Александре Бородине - человеке весьма и весьма  оригинальном, у которого параллельно шли обе выбранные им по жизни стези – химия и музыка, об Уильяме Моррисе -  поэте, прозаике, переводчике, выдающимся художнике-дизайнере, о нашем знаменитейшем бронзовом изваянии, за которым  навсегда закрепилось имя «Медный», окончание иронического детектива  Елены Колчак «Убийство в стиле ретро» и многое другое



Виджет Архива Смены

в этом номере

Большой надом

Спортивная жизнь монголькой молодежи