Комсомол в кривом зеркале

А Брыкин| опубликовано в номере №210-211, декабрь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

Классово-вредная литература

Очень давно Ал. Безыменский писал о комсомоле, как о «стране великой и богатой». Сейчас эта «страна» особо богата.

Но советская литература и ее передовой, ведущий отряд - пролетарская литература, самым «безбожным» образом отстают от темпов, запросов и задач сегодняшнего дня комсомольской работы. Актив пролетарской литературы в показе комсомола сравнительно невелик.

В ходе ожесточеннейшей классовой борьбы враг пытается опереться на молодежь. Это выразилось в выступлениях Бутыркиных и Минаевых, в теориях перевоспитания молодого кулака и т. д. В литературе же за последний год появился целый ряд произведений, извращающих жизнь и быт нашей молодежи, клевещущих на нее и выдвигающих свою политическую программу.

Программа эта сводится к проповеди социального равенства, политического равенства рабочего и быв. дворянина, фабриканта и т. д., к проповеди отмены классового приема в вузы, техникумы и т. д.

Упадничеством, «биологизмом», безысходным пессимизмом пронизано большинство этих произведений. Сквозь призму обывательского мировосприятия рисуется работа комсомола в городе и деревне, жизнь пролетарского студенчества. Подобных произведений, продолжающих «славные традиции» II. Романова, Гумилевского, Лилина, Ю Берзина много. Это «Рассказы из записной книжки» Н. Вигилянского, «Ортодоксы» А. Тарасова и «Мне двадцать лет» Ив. Новикова, «Головорезы» Гумилевского (все изд. «Федерация» 1931 г.), И. Бражнин «Мяч и солнце» (Лит. т - во писателей 31 г.), А. Сергеева - «Медный колчедан», Л. Рахманов «Полнеба» и «Племенной бог», г. Гор «Факультет чудаков» (все 1931 г.), «Крылья» - Е. Анучиной. Вышедшие несколько ранее «Красный вир» С. Ф. Быстрова, «Содружество» Рудина и др.

Как и о чем рассказывают эти произведения? Рассмотрим некоторые из них. Автор книги «Мне двадцать лет» Иван Новиков, упорный и последовательный певец дворянских усадеб, эпигон дворянской литературы. В повести этой он выступает политическим адвокатом «униженных и оскорбленных» - потомков владельцев поместий и заводов. Герои повести - дети дворян, аристократы с громкими фамилиями - очень положительные, симпатичные люди. По Новикову - все подрастающее поколение наших злейших классовых врагов - вполне советские люди, чуть ли не стопроцентные коммунисты. Но этих безвредных дворянских мальчиков жестоко обижают в советской действительности. Идея повести сводится к тому, что никакой классовой борьбы, классовых противоречий нет - пора самым широким образом распахнуть двери перед «дворянскими мальчиками»!

Позвольте не поверить: года два тому назад «Комсомольская правда» приводила ярчайшие примеры классовой борьбы в школе II ступени, организации бойскаутских отрядов подпольных контрреволюционных ячеек и т. д. И Новиков не только «ровняет» своих подзащитных. Дворянчики культурнее, тоньше чувствуют все прекрасное. Вот характерное место: «И вот мое детство и отрочество насквозь пролетарское, а все же - чудно: течет где - то и кровь «голубая», тихая, ничуть не воинствующая, но все же именно голубая - поэзию чувствую» (подчеркнуто мною).

Ну, а пролетарии - поэзии не чувствуют? - таков вывод из этих строк. Теория о полном «перевоспитании» детей помещиков и буржуазии, развиваемая в повести Ив. Новикова, глубоко нам чужда и враждебна.

Приемы Новикова не новы. «Христианской» проповеди классового мира в дни жесточайших классовых боев надо дать отпор.

В книжке Е. Анучиной - «Крылья» классовый враг, проникший в вуз, рисуется с общечеловеческой, гуманистической точки зрения.

«Я пытаюсь в ней (дочери мебельного фабриканта Соколовой, по фальшивой справке пролезшей в ВУЗ) видеть врага - и не нахожу», - говорит секретарь приемочной комиссии. Острота классовых противоречий, классовой борьбы в вузе Е. Анучиной смазывается и притупляется.

Авторы «Пламенного бога» и «Полнеба» Л. Рахманов и «Факультета чудаков» Г. Гор совместно выпустили книжку «Студенческие повести».. Обоих объединяет общее мировосприятие, общая «фокусническая» манера письма. Правда, один пишет «под Олешу и Жироду, другой под Каверина - но это мало меняет общую идейную направленность книги. Безусловное манерничанье, усиленная погоня за оригинальностью, дешевый эстетизм - вот отличительные черты книги. В «Факультете чудаков» все студенты даны, как полусумасшедшие чудаки, богема, искалеченные люди. Факультет - сборище социальных и психических уродцев, ущемленных людей. Лучшие студенты - это типичные «академики», никаких общественных идеалов не имеющие. Худших выгоняют из факультета - они организуют «подпольный факультет», где преподают порнографию, антисемитизм, хулиганство. Гнусные герои «подпольного факультета» поданы объективистски, с нотками добродушной иронии. Не заклейменный и не разоблаченный «подпольный факультет» продолжает всерьез развивать свои идеи и на страницах книги. Отпора им в книге не дано.

Вообще пролетарскому студенчеству «повезло» - чуть ли не десяток книг посвящен студенческой молодежи. Авторы не жалеют ни черных красок, ни сил, клевеща на студенчество.

Нам нужна своя собственная интеллигенция из рабочего класса. На фабриках и вузах куется эта новая интеллигенция. В вузах, ком - вузах, совпартшколах выросли и растут сот - но и тысячи представителей новой, рабочей интеллигенции. Но, в романах Тарасова, рассказах Н. Вигилянского полное искажение жизни и борьбы нашего студенчества.

Особенно возмутителен клеветнический роман. А. Тарасова «Ортодоксы» ч. I (будем надеяться, что 2 том этого «труда» не появится). Читаешь «Ортодоксы» и вспоминаешь старые, забытые образы. «Бурса» Помяловского воскресла в «Ортодоксах». Тарасов изображает современную провинциальную совпартшколу. В школе тайное общество «босяков», имеющее свой босяцкий гимн. Автор с увлечением рассказывает о хулиганстве своих героев. В бытовых поступках герои «Ортодоксов» идут по стопам семинаристов: обмануть невесту, обокрасть ее родителей считалось у героев «бурсы» величайшим подвигом. Подобные номера проделывают и «Ортодоксы». Герои романа как на подбор одни - тупицы и просто дураки, другие - низкопробные донжуаны, третьи - упадочники и меланхолики. Какой отвратительной иронией звучит и название романа - «Ортодоксы».

В романе есть и «объективное» оправдание для героев. Жизнь школы, учеба даны как схоластика, зубрежка новых лозунгов. Приспособленчески сделан конец романа, звучащий вразрез со всем содержанием. Рассказывается, что, вычистив одного студента (Урванова) - виновника перерождения всей школы, - школа встала на новый путь и т. д.

В общем «Ортодоксы» - пасквиль на партийную школу.

Н. Вигилянский в рассказе «Записки свердловца» в нелепом, уродливом виде рисует первых свердловцев. Подсознательные моменты у героев доминируют над сознательными. Вся книга проникнута настроениями безвыходности, пессимизма.

Основной чертой рабочей молодежи автор считает социальную пассивность, тоску. «Какая скучная и неинтересная жизнь», - рассуждают рабочие у Вигилянского.

«8 часов у станка, трудящегося, как мотоцикл на деревянном полу, восемь часов среди грохота соседних машин, в котором крик пропадает, точно тонет под колесами паровоза. А что приносит она людям за день усилий и головной боли.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 3-м номере читайте о жизни и творчестве Владимира Семеновича Высоцкого,  о судьбе великой русской актрисы Веры Комиссаржевской, о певице, чье имя знакомо каждому россиянину, Людмиле Зыкиной, о Марии Александровне Гартунг, старшей дочери Пушкина, о дочери «отца народов» Светлане Аллилуевой, интервью нашего корреспондента с замечательным певцом Олегом Погудиным, новый детектив Наталии Солдатовой «Дурочка из переулочка» и многое другое.



Виджет Архива Смены