А как же иначе

Б Дунаевский| опубликовано в номере №192, июнь 1931
  • В закладки
  • Вставить в блог

«Я болен, - заявляет Мельников, - и поэтому в комсомол вступить не могу». В чем дело? Разве комсомольцами могут быть только атлеты? Разумеется нет. IX с'езд ВЛКСМ подтвердил лозунг о стопроцентном вовлечении в ряды комсомола всей рабочей молодежи. Комсомол должен стать многомиллионной организацией. Но некоторые комсомольские горе - «руководители» не изучают беспартийную молодежь, не работают с ней, благодушно полагаясь на то, что «все образуется». Оппортунистическая ставка на самотек - главная причина слабого выполнения решений IX с'езда о росте по ряду организаций. На заводе «Красный пролетарий» положение с ростом «сравнительно благоприятно». Но и там немало возможностей для дальнейшего роста организации. В очерке «А как же иначе?» показываются вступившие в комсомол ребята и остающиеся вне его рядов. Вне комсомола остаются зачастую даже ударники. В то же время приводимые в очерке факты доказывают, что решения с'езда на»Красном пролетарии» могут и должны быть осуществлены полностью.

Десять миллионов - вот та цифра, которую «для примера» назвал на IX съезде Косарев, говоря о будущем, близком будущем комсомола. И какая-то часть поля борьбы за эти миллионы находится на «Красном пролетарии», вот здесь, в его цехах, на его застекленном дворе, в его школе ФЗУ. Самый завод особыми победами похвастаться покамест не может. Но в школе из 700 фабзайцев - 570 уже вошли в будущие десять миллионов.

До ста процентов далеко, но все же процент высокий. Его следует объяснить. В какой-то мере его объясняет кривая роста: 1 января - 188, 1 февраля - 340, к 1 апреля уже 540, и сейчас 570 комсомольцев из 700 фабзайцев.

Как? - вот вопрос, вызываемый этой бегущей вверх линией роста (она не заслуживает названия «кривой»).

Как добился этого завод?

Много значит, конечно, то, что если парень сегодня подал заявление, а сегодня, скажем, 15-е, то 20-го он приходит на завод уже с комсомольским билетом. Но это не все.

Вот что произошло с Белкиным. Был Белкин парнем на Зацепе. Раньше на Зацепе много было таких парней. Зацепа - название выразительное. Зацепа - место в старину известное.

Что делал Белкин на Зацепе до восемнадцати лет?

Хулиганил.

Все сложное и, надо думать, мало почетное прошлое этого некогда «зацеповского парня» скрывается под этим псевдонимом. Но, помимо этого основного своего занятия, Белкин, без всякою ущерба для своего неограниченного досуга, состоял на бирже труда.

И вот послала его биржа в фабзавуч на «Красный пролетарий». Завод от Зацепы рукой подать. Заводские живут на Зацепе. Зацепские - доходяг до завода. На заводе Белкина знали. Оттого и пришел Белкин в фабзавуч хмурый. Он не надеялся услышать от заводских ничего приятного.

Ничего приятного ему и не говорили.

Вместо этого, его выдвинули секретарем цехкома. Белкин сначала удивился. Потом задумался. Потом стал работать. Работать надо хорошо. Особенно, если соревнование и если его организует цехком. Секретарь цехкома Белкин работал хорошо.

- Остальное - уже просто.

Сейчас Белкин председатель цехкома. Комсомолец. - Ну, конечно.

«Каждый комсомолец - хороший производственник.

Каждый хороший производственник - комсомолец».

Полгода тому назад комсомольцев на заводе было 478, и лозунг этот не был осуществлен. Он и сейчас осуществлен не вполне, хотя комсомольцев тысяча двадцать: не все хорошие производственники - комсомольцы.

Насонов не идет в комсомол. Насонов - токарь высшей квалификации. Насонов - бригадник 23 бригады, лучший производственной бригады завода. У Насонова нет такого цепкого прошлого, как у Белкина. Но вот Белкин - уже работает, и хорошо работает в комсомоле, a Насонов в комсомол не идет.

Почему не идет в комсомол Насонов?

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 8-м номере читайте о судьбе «русского принца Гамлета» -  императора Павла I, о жизни и творчестве Аркадия Гайдара, о резком, дерзком, эпатажном, не признававшем никаких авторитетов и ценившем лишь свой талант французском художнике Гюставе Курбе,  о первой женщине-машинисте локомотива Герое Социалистического Труда. Елене Чухнюк, беседу нашего корреспондента с певцом Стасом Пьехой, новый детектив Андрея Дышева «Жизнь на кончиках пальцев» и многое другое

Виджет Архива Смены

в этом номере

Война и мир

Очерк первый