Театр зверей

Людмила Стишковская| опубликовано в номере №1308, ноябрь 1981
  • В закладки
  • Вставить в блог

С заслуженной артисткой РСФСР Натальей Дуровой беседует специальный корреспондент «Смены» Людмила Стишковская

Водитель трамвая объявил: «Уголок имени Дурова». Слева я увидела новенький, недавно выстроенный дворец, а возле него – старый, хорошо знакомый с детства особняк. Вряд ли в Москве есть человек, который хотя бы раз в жизни не побывал в нем. в гостях у четвероногих и пернатых артистов, и не сохранил на долгие годы память об увиденных чудесах. Я до сих пор помню вальяжно развалившуюся в резном домике кошку, окруженную своими друзьями – крысами, зайца, с завидным энтузиазмом отбивающего дробь на барабане, рыжую лису, ловко пробирающуюся между колышками. И вот спустя годы вновь поднимаюсь по лестнице. По бокам ее, как и прежде, скульптуры животных, миллионы лет назад обитавших на нашей Земле: динозавр, бронтозавр, мастодонт... Это творение рук разносторонне одаренного человека – Владимира Леонидовича Дурова, создателя Уголка. Разглядывая скульптуры, оказываюсь наконец на последней ступеньке. Взгляд падает на мозаичную табличку в полу. В центре ее латинское слово «Salve» – «здравствуй». «Здравствуй!» – отвечаю я и, сделав несколько шагов, открываю дверь кабинета Натальи Юрьевны Дуровой, художественного руководителя Театра зверей, заслуженной артистки РСФСР, известной детской писательницы. Навстречу мне с лаем кидается собачонка (чуть позже выясняется: очередное юное дарование), на шкафу поднимают крик майны. Когда суматоха утихает, задаю первый, признаюсь, незапрограммированный вопрос:

– Наталья Юрьевна, в Москве да и в других городах нашей страны много достопримечательных мест, но ни одно из них не называется «Уголок». Почему именно Уголок?

– Название было дано самим Владимиром Леонидовичем Дуровым. Произошло это в 1912 году. Однажды Владимир Леонидович шел в гости к своим друзьям – писателю Гиляровскому и балетмейстеру Горскому. Светило солнце. И вдруг на Старой Божедомке, теперь улица Дурова, среди зелени садов и аллей Екатерининского парка он увидел сказочное здание, башенки которого были украшены точеными чугунными цветами и диковинной птицей. Мой дед понял, что к этому месту его привела судьба. Всю свою жизнь он искал маленький уголок, в котором можно было бы создать гармонию и в сосуществовании различных видов животных и во взаимоотношениях человека и животных. Уголок радости и добра. Мой дед купил особняк и начал осуществлять свою мечту.

Открывая Уголок, Владимир Леонидович ставил перед собой задачу широко пропагандировать естественнонаучные знания, прививать людям любовь к животным. Полное название учреждения, подобного которому нет в мире. – «Научный и культурно-просветительный уголок имени Владимира Леонидовича Дурова». В двадцатые годы при Уголке была создана зоопсихологическая лаборатория, а в 1930 году, желая подчеркнуть значение учения Ивана Петровича Павлова для своей работы, мой дед назвал Уголок «фабрикой рефлексов». В опытах, которые проводил Владимир Леонидович, участвовали крупнейшие ученые: академики В. М. Бехтерев, А. В. Леонтович, профессор Г. А. Кожевников, видные исследователи поведения животных.

– Наталья Юрьевна, художественным руководителем Театра зверей вы стали недавно, а до этого много лет выступали в цирке. С чего началась ваша карьера дрессировщицы? Работа с какими животными доставляла вам самую большую радость?

– Я вышла на арену цирка, когда мне исполнилось четыре года: отец, как и дед, был цирковым артистом. В то время я была сильно привязана к небольшому занятному зверьку – сурку. Но я его не дрессировала. У меня не было кукол, игрушек, сурок заменял их всех, вместе взятых. А самая крупная моя работа в детстве (мне тогда было девять лет) – гепард. Звали его Кай. Он прыгал, бегал с огромной скоростью по манежу и слушался только меня. В конце нашего выступления отец делал сценку под названием: «Внимание! Снимаю!» На арену выходил слон со старинным фотоаппаратом, а мы с Каем позировали. Кай улыбался: показывал зубы.

Из всех животных, которых мне приходилось дрессировать, я никогда не забуду морского льва Леля с львицей и моржиху Василису. Василиса была мне самым настоящим другом. Моржи – животные, которые на воле живут стадами. Это очень умные звери. Если с их сородичем случается несчастье, они спешат ему на помощь. Так вести себя моржи могут и по отношению к человеку. Во всяком случае, однажды Василиса спасла мне жизнь. Я упала в бассейн. Глубина – два метра, дно алюминиевое, скользкое, плавать не умею. Начала тонуть. Василиса прыгнула в воду и вынесла меня на помост.

– Попадались ли вам животные, не поддающиеся дрессировке?

– Пожалуй, таких зверей у меня не было. Животные, как люди: даже если они принадлежат к одному виду, наклонности у каждого различны. А работа дрессировщика мало чем отличается от работы педагога. Задача у них одна: нужно выявить эти наклонности и сделать все необходимое, чтобы их развить. Вы видели нашего волка Данилу? Слышали его вой?

– Я бы очень хотела узнать, как вам удалось научить его это делать.

– Данила остро реагирует на музыкальные звуки. Однажды он услышал мелодию и какие-то ноты, видимо, напомнили ему вой. Данила, в свою очередь, завыл. Произошло это случайно, но, заметив его реакцию, дрессировщица стала ее закреплять. В итоге на сцену вышел волк-певец. Звучат аккорды, и Данила начинает выть.

У нас живет еще один волк. Он относится к музыке безразлично. Однако у него есть другое достоинство: неагрессивность. Используя эту черту его характера, мы придумали сценку, в которой он выступает вместе с козлом.

– Наталья Юрьевна, Театр зверей – самый необыкновенный театр из всех, которые я видела. Насколько мне известно, купить билеты сюда не легче, чем на премьеру в Большой театр. Но звери выступают и в цирке, там им отводится довольно большая часть программы. Существуют ли отличия между вашим театром и цирком?

– Существуют, причем огромные. В цирке все, как на ладони. Манеж не позволяет делать то, что делаем мы: высвечивать мизансцены, показывать движения животного таким образом, чтобы создалось впечатление, что оно сыграло. Возьмем элементарный пример. Представьте себе, что на нашу сцену вышел слон. Дети зачарованно смотрят, для них это необыкновенная сказка: слон моргает, он поднимает свои огромные ресницы. В цирке я не имею возможности показать это, а здесь могу. Крошечная сцена позволяет мне театрализовать то или иное движение животного. Как в мультипликации на любое движение накладывается нужный текст, так происходит и у нас. Это и составляет волшебство спектакля.

Ну, а во-вторых, в цирке показывают просто отдельные номера, а в нашем театре идут самые настоящие спектакли, которые готовятся по специально написанным сценариям. И главные роли в них исполняют птицы и звери. Дрессировщик иногда совсем не появляется на сцене. Он стоит за кулисами и отдает команды. Это так называемое дистанционное управление животным. Нигде ничего подобного вы не увидите.

– Сколько всего в Уголке зверей?

– Как пишут в наших бухгалтерских ведомостях, 240 голов-артистов. Это лисы и медведи, обезьяны и морские львы, пеликаны, вороны, барсуки... – представители 50 видов диких и домашних животных. Большинство их выступает на сцене, часть пока еще разучивает свои роли.

– А каким образом пополняется ваша труппа?

– Животные попадают к нам по-разному. Одни, например, шимпанзенок Боми и его экзотические собратья, – официальным путем, другие – неофициальным: находят дорогу к нам сами. Вот сегодня в спектакле участвовал кот Плут. Я его спрашивала: «Скажи, Плут, как ты пришел к нам?» В ответ кот шел по колышкам забора. Так оно было на самом деле. Собаки порой достаются нам от тех людей, которые бросают их в старых домах, получая новые квартиры. Собака начинает искать себе место, и она находит его в Уголке радости и добра. Третий источник пополнения: наши вечные поклонники – дети. Они приносят подобранных раненых, иногда умирающих птиц и зверей. Была у нас кошка по имени Крылатка. Назвали ее так потому, что какой-то злой человек изувечил ее, вырезав в кошачьей шерсти лоскуты, похожие на крылья. Если бы кошка не попала к нам, она бы погибла. В Уголке ее вылечили, она стала прекрасной артисткой и прожила у нас десять лет.

– Наталья Юрьевна, мне кажется, ваш театр интересен не только для детей. Я давно вышла из детского возраста, и, сознаюсь, когда на днях потух свет в зале, мне было несколько не по себе: вдруг не понравится представление? Но начался спектакль, и я не заметила, как прошли почти два часа.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 12-м номере читайте об авторе бессмертной сказки «Аленький цветочек»  Сергее Тимофеевиче Аксакове, об истории возникновения железнодорожного транспорта в России, о Розалии Марковне Плехановой – жене и верном друге философа, теоретика марксизма, одного из лидеров меньшевистской фракции РСДРП, беседу с дочерью Анн Голон Надин Голубинофф, которая рассказала много интересного о своих родителях и истории создания «Анжелики», новый детектив Георгия Ланского «Мнемозина» и многое другое.



Виджет Архива Смены