В конце войны

Сергей Баруздин| опубликовано в номере №1266, февраль 1980
  • В закладки
  • Вставить в блог

Мы залегли на автостраде Бреслау – Берлин. Ребята наши, по большей части выходцы из деревни, не видали таких шикарных дорог и откровенно завидовали: «Умеют, чертяки, строить».

В дни больших наступлений бывают глупые ситуации. Вот и сейчас была одна из таких. Части, которые до нас занимали оборону на автостраде, куда-то перебросили. Считали, видимо, что немцев поблизости нет. А они оказались. Выяснилось, что в противоположном леске расположилась немецкая часть и будто она собирается выйти на автостраду.

Вот нам и приказали занять оборону вдоль автострады, рядом с мостом. Вояки мы не ахти какие. Отдельный разведывательный дивизион: топографы, фотографы, звукометристы, – но бывать в таких ситуациях уже приходилось. Только жаль, что осталось нас мало – из ста двадцати положенных не более шестидесяти. Да кто-то еще оставался в части – офицеры, повара, дежурные, шоферы. Так что у автострады залегло человек около сорока. Было тихо. Немцы не появлялись.

Поначалу немцы выходили из леса группами. Предвечерняя дымка размазывала их. Но чем ближе они подходили к автостраде, тем четче выстраивались в линейку. Ни танков, ни бронетранспортеров, ни мотоциклов не было, и это вселяло в нас большую уверенность.

– Глядеть в оба! – бросил лейтенант. – И ждать моей команды!

Почти у всех у нас к сорок пятому были трофейные немецкие автоматы. Свои карабины мы прятали в машинах. Доставали их только при появлении большого начальства. По уставу нам автоматы не полагались.

Немцы шли в полный рост. То ли не видели нас, то ли чувствовали себя слишком уверенно. Мы прижимались к откосу автострады. Позиции у нас оказались отличными. А немцы все ближе и ближе. Их уже можно пересчитать. Человек сто с лишком, не меньше. Впереди три офицера. И тут прозвучала команда Буркова:

– Огонь!

Сам он привстал из укрытия и бросил вперед две гранаты. Немцы залегли. Мы вели прицельный огонь, хотя патроны можно было не экономить. Чем-чем, а патронами мы запаслись. И вдруг неожиданно наступила тишина. Замолчали немцы, и мы перестали стрелять. Время тянулось медленно, и прошло уже минут пятнадцать, а вокруг по-прежнему было тихо.

– Сейчас вновь пойдут, – словно угадывая мысли противника, сказал лейтенант.

И действительно, через какие-то мгновения немцы вскочили и, стреляя, побежали к автостраде, прямо на нас. Их оказалось уже меньше, чем вначале, но было вполне достаточно. Бурков вскочил на автостраду и выкрикнул:

– За мной! Вперед!

Результаты боя оказались несколько странными. Всех немцев перебили, и только у меня оказался один, живой, пленный. Из наших ребят лишь пятерых ранило. Их перевязывали. А все остальные толпились вокруг моего немца, без конца спрашивая:

– Как ты его? Как? Да расскажи толком.

А рассказывать было нечего. Я бежал, как все, и стрелял, как все. А потом откуда-то возник этот немец, неожиданно поднял руки и крикнул: «Капут!» Ну, я снял с него автомат. Вот и все. Подошел Бурков, тоже поинтересовался.

– К награде представим, – пообещал он.

Потом Бурков остался с ребятами у автострады. Раненых и меня с немцем он отправил к своим.

– Немца отведи к начштаба, – сказал Бурков.

Мы двинулись к своим.

– Ужин пусть пришлют! – крикнул нам кто-то вдогонку.

  • В закладки
  • Вставить в блог
Представьтесь Facebook Google Twitter или зарегистрируйтесь, чтобы участвовать в обсуждении.

В 6-м номере читайте об одном из лучших режиссеров нашей страны Никите Сергеевиче Михалкове, о  яркой и очень непростой жизни знаменитого гусара Дениса Давыдова, об истории любви крепостного художника Василия Тропинина, о жизни и творчестве актера Ефима Копеляна, интервью с популярнейшим певцом Сосо Павлиашвили, детектив Ларисы Королевой и генерал-лейтенанта полиции Алексея Лапина «Все и ничего и многое другое.



Виджет Архива Смены